Архив рубрики

Деревянные рубли

Обсуждаемая депутатами Гордумы идея передачи разрушающихся объектов культурного наследия за символическую плату частным инвесторам при условии, что те восстановят погибающие здания, заставила задуматься о том, сколько стоят реставрационные работы и кто же те инвесторы, которые согласятся вкладывать свои деньги в ветхие деревянные дома, не рассчитывая получить прибыль. На эти вопросы отвечают ведущие нижегородские архитекторы и реставраторы, руками которых восстановлены многие памятники истории и архитектуры в Нижнем Новгороде.
Деревянные рубли

Понимание есть, денег нет

Тот факт, что восстановление объектов культурного наследия — дело нужное и благородное, ни у кого сомнений не вызывает. И если сегодня в разных странах мира, включая Россию, еще остаются невосстановленные памятники, то можно смело утверждать, что дело упирается в деньги, точнее в их отсутствие.

Парадокс статуса объектов культурного наследия  в том и заключается, что сохранившиеся до наших дней исторические строения являются общественной ценностью и потому должны оставаться в собственности государства или города. Но при этом у государства и города есть заботы если не более важные, то уж точно первоочередные: выплата социальных пенсий и пособий, строительство детских садов и школ, а также оплата труда педагогов, здравоохранение, транспорт, включая ремонт дорог, оборона и поддержание правопорядка. И на решение всех этих задач зачастую уходят почти все деньги, какие есть в бюджетах разных уровней. А когда речь заходит о финансировании культуры, то оказывается, что и по этой статье надо выделить деньги библиотекам и музеям, театрам и музыкальным коллективам. В общем, на сохранение материальных свидетельств исторической памяти средств остается так мало, что ни о каком восстановлении того, что рушится, серьезно говорить не приходится.

Тем более что реконструкция и реставрация стоят даже дороже, чем собственно строительство, которое считается — и справедливо — делом затратным. По оценкам самих реставраторов, восстановить объект исторической застройки в 1,1–1,7 раза дороже, чем построить новое здание аналогичной площади и высотности.

По данным Управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области

Глубоко копают

Из чего же складываются эти весьма значительные расходы? Первая статья — разработка проектной документации. Начинается работа по реконструкции и реставрации с дотошных научных исследований. В дело идут и архивы, в которых можно узнать и каков был изначальный замысел заказчика, и как этот замысел изменился с учетом мнения архитекторов, сколько покупалось материалов, кто и откуда возил эти материалы, насколько бойко велось строительство и не останавливалась ли работа.

Тут дело доходит и до архитектурно-археологических обмеров. Знающие люди в буквальном смысле копают вглубь и рассматривают фундамент и стены по кирпичику, выявляя все конструктивные особенности, скрытые от глаз многих поколений. В процессе этой экспертной работы могут обнаружиться такие факты, которые заставляют существенно менять первоначальные задумки реставраторов.

К примеру, при подготовке к восстановлению Зачатьевской башни Нижегородского кремля выяснилось, что надо что-то делать с подземными водами, которые точат фундамент. «Эта башня и сползла в свое время, потому что там ключи, водоносный слой, — рассказывает видный реставратор Валерий Камальдинов, руководивший работами. — Был проект хоть и старый, но неудачный. Фундамент выполнили — как плотину поставили. Ну а вода любую плотину снесет, если не отвести эту воду».

Подобные открытия ведут к удорожанию работ, но сама по себе проектная документация все же не самая большая статья расходов. По словам архитектора-реставратора Александра Шумилкина, все изыскания обойдутся заказчику в 200–500 тысяч рублей, что в масштабе полного объема восстановительных работ не так уж и много.

Не слишком велики и затраты на проведение экспертиз, среди которых есть обязательные — историко-культурная и государственная экспертиза проектной документации. Осенью 2013‑го нижегородские градозащитники попытались собрать деньги на экспертизу нескольких деревянных строений, и на все в целом они просили 500 тысяч рублей.

Завершает стадию проектирования разработка эскизного проекта сохранения памятника, и здесь расходы тоже выражаются в сотнях тысяч рублей. Общая же сумма расходов может перевалить за миллион. «Все зависит от полноты необходимой документации, — объясняет архитектор Ирина Агафонова. — Разброс от 500 тысяч рублей до двух миллионов. Максимальная сумма — это и полное обследование, и госэкспертиза, и инженерные исследования, и полные обмеры».

Реставраторы в респираторах

Но как только настает время перейти от бумаги к камню и другим строительным материалам, смета начинает варьироваться на два-три порядка, и разброс может составить от сотен тысяч до сотен миллионов в зависимости от масштаба реконструкции и реставрации, от возраста восстанавливаемого объекта, от сложности работ и от цены материалов.

Скажем, можно восстановить только внешний облик исторического здания, приведя в порядок фасад, и это будет не так уж и накладно. Поэтому подобные решения довольно популярны, когда красота наводится за счет города или области. А можно и всерьез взяться за реставрацию полностью или почти полностью разрушенного объекта, да еще восстановить не одно строение, а целый архитектурный ансамбль. И тут уже придется раскошелиться. Подобные проекты довольно редки, но зато результат приносит радость горожанам и добрую славу городу.

Восстановление уже упоминавшейся Зачатьевской башни обошлось областному бюджету в сумму около 400 миллионов рублей. Разумеется, в эту цену входит не только сама башня, но и прясла, и фундамент.

И цена могла бы оказаться еще выше, если бы реставраторы не нашли блестящее решение, связанное с необходимостью производства исторического строительного материала — полноразмерного кирпича, какой сегодня уже не выпускается. А  в Смоленске как раз реставрировали кремль, и там специально поставили завод по выпуску этого кирпича. И вот когда смоляне заканчивали восстановительные работы, подоспели нижегородцы со своим заказом, который позволил первым не закрывать завод, а вторым получить нужный стройматериал, не вкладываясь в организацию его производства.

Еще один дорогостоящий проект — восстановление усадьбы Рукавишниковых. Казалось бы, этот дом, в отличие от Зачатьевской башни, не лежал в развалинах. Но здание не эксплуатировалось почти 18 лет. И когда началась реставрация, людям приходилось работать в респираторах, потому что замеры, проведенные совместно с учеными Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского, выявили наличие в помещениях 26 видов грибка. При этом менять приходилось и конструкции, и перекрытия. Вот и получился проект на 360 миллионов рублей.

По данным Управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области

Купишь дом за рубль — реставрация влетит в копеечку?

Но это большие и, что называется, знаковые объекты. А как быть с небольшими строениями, например с двух-трехэтажными каменными или деревянными домами, среди которых достаточно обладателей важного статуса объектов культурного наследия?

Депутаты Гордумы предлагают передавать такие домики в частные руки, но при условии сохранения и восстановления этих зданий. Важно, что речь идет не о продаже с молотка, а именно о передаче за символическую плату, как это делается в европейских странах, а теперь и в Москве. Специалисты, с которыми мы побеседовали на эту тему, поддерживают намерения депутатов.

«Да, такие дома надо отдавать за рубль, но при этом написать такую грамоту, договор, что если он в течение какого-то срока не восстановит памятник по тем проектам, которые ему предложат, надо просто отбирать такой объект, — уверен Валерий Камальдинов. — Это делается во многих странах мира. Скажем, в Чехии за одну крону отдают, а если не восстановил, назад забирают. Вот это позиция правильная, разумная, позволяющая достигать поставленной цели сохранения и восстановления культурного наследия за частные деньги, но под контролем муниципалитета».

Но найдутся ли инвесторы, готовые вложить деньги в восстановление старых стен, вместо того чтобы построить новую недвижимость? Реставраторы считают, что инвесторы найдутся, только не надо пугать их дороговизной восстановительных проектов, во многом надуманной.

«Цена проекта восстановления не больше, чем цена современного проектирования, — поясняет Александр Шумилкин. — По существу, добавляется только блок исследований. Если мы не входим в конструктив здания, то есть не меняем его, не надстраиваем, сохраняем в рамках объема, то восстановительный проект может получиться даже дешевле, чем современное проектирование. Вот последующие работы по нему окажутся дороже процентов на 10. Некоторое удорожание может быть связано только с изменением конструктивных особенностей».

В 2014 году объект культурного наследия «Красные казармы» был приобретен бизнесменом Дмитрием Володиным за 107 миллионов рублей

Вклады в кладку

При этом реализация проекта может оказаться дороже, если дорогим был сам исторический проект или его элементы, например если в доме был дорогой паркет или лепнина с позолотой. И тут вряд ли уместно выводить некую среднюю стоимость работ или устанавливать типовые расценки, хотя нечто подобное уже обсуждается.

«Насколько я знаю, сейчас Министерство культуры РФ такую среднюю стоимость пытается определить, — говорит генеральный директор ЗАО «СМУ-77» Владимир Молоканов. — Это где-то 60 тысяч рублей за квадратный метр реставрационных площадей. В особо сложных, уникальных случаях допускается стоимость 90 тысяч рублей за квадратный метр. Но, как говорится, действуя из благих намерений, можно что-то потерять. Если введут среднюю стоимость, то более элементарная реставрация будет расти к средней стоимости, а более сложная — снижаться к ней. Значит, где-то мы переплатим, а где-то просто что-то потеряется в ущерб реставрации. Кирпич реставрировать — это одно, а восстанавливать лепнину и попасть на живопись и позолоту – другое. Здесь ценник уже иной».

Государственная политика, направленная на восстановление памятников, должна включать не регулирование цен реставрационных работ, а конкретные меры поддержки собственников, берущихся за спасение разрушающихся зданий и приведение их в порядок. Важно понимать, что к памятникам нельзя относиться как к коммерческой недвижимости. Здесь деньги — не смысл и не цель, а средство сохранения истории и культуры. Причем понимать это должно и государство, и собственники объектов культурного наследия.

Текст: Иван Юдинцев

Фото: Роман Бородин, предоставлены экспертами.

Канал медиапроекта «Столица Нижний» в Telegram
c1FacebookВконтактеTwitterYouTubeInstagram
Требуется дизайнер
ЖК Цветы
Покупай-подарки получай в ТР Жар-Птица
Счастливая карта в ТРЦ Седьмое небо
Двойная выгода в ТЦ Республика
Щедрые подарки в ТРЦ Жар-Птица
Свежий номер
Вход
Тема номера
Маршруты культуры
Новая городская навигация — бело-коричневые указатели направления к культурно значимым объектам с пиктограммами и QR-кодами — появилась в этом году в Нижнем Новгороде.
Спецпроект
Сезон открыт
Осень — традиционное время старта городского культурного сезона после летнего затишья. Распахивают свои двери театры и концертные залы, музеи и галереи.
Деньги
Долго и дорого: частные инвестиции в культуру
Культура всегда стояла особняком среди прочих сфер. Повлияла ли эта инертность на нижегородских меценатов и неравнодушных к культуре людей и кто сейчас в Нижнем Новгороде поддерживает театры, выставки и фестивали?
Культура
Впервые за столетие
Собранный воедино «Пермский иконостас» Николая Рериха экспонируется в Нижегородском художественном музее
Спорт
Красота по-американски
Оказывается, в городе есть команда, умеющая играть в футбол, — «Рэйдерс 52».
Анонсы ТВ-программ
Мнение эксперта
Валерий Камальдинов
Валерий Камальдинов
Генеральный директор ЗАО «ТИК „Старый Нижний Новгород“», член Общественной палаты Нижегородской области

Восстановление и реконструкция памятников – очень сложный, финансово затратный процесс. И не каждая область, не каждый район могут себе позволить такую роскошь. Это не только в России, это и в Италии, и в других европейских странах. Инвестор чаще всего берется за восстановление памятника не ради денег. У него есть внутренняя установка, он понимает: надо восстанавливать, потому что это наша история. Но когда ему дают обременения, когда ему говорят, что ты за многие миллионы сначала купи здание, а потом за многие миллионы восстанови, у него возникают серьезные сомнения.

Александр Шумилкин
Александр Шумилкин
Кандидат архитектуры, главный архитектор ООО «Асгард»

Неправильно относиться к объектам культурного наследия только как к коммерческой недвижимости. Объект культурного наследия несет в первую очередь информационную составляющую о традициях и культуре нашей страны. В каждом здании заключены не просто квадратные метры площади, которую можно сдать или продать, а частица нашей общей истории. У нас, к сожалению, пока слабо развита программа господдержки проектных и строительных работ по сохранению таких памятников. Европейская практика подра-зумевает налоговые и арендные льготы, а также разовые субсидии собственникам исторических зданий, занимающимся восстановлением принадлежащих им объектов.

Сетевое издание «Столица Нижний» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-60834 от 25.02.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 278-57-63
Email: info@stnmedia.ru
Адрес: 603000, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 412

Карта сайта

Created by GraphitPowered by TreeGraph