Архив рубрики

Михаил Рыхтик: «Историки всегда переписывают историю»

История у каждого своя. И это далеко не только последовательность событий и галерея персонажей. У каждого государства своя наука «история», свой школьный и университетский предмет. У каждого поколения – свои акценты в этом предмете. О том, как они меняются, накануне юбилея великого исторического события журналу «Столица Нижний» рассказал историк, доктор политических наук, директор Института международных отношений и мировой истории ННГУ имени Н.И. Лобачевского Михаил Рыхтик.
Михаил Рыхтик: «Историки всегда переписывают историю»

Не надо бояться

Так совпало, что год 70-летия Победы стал ещё и годом очередных попыток пересмотреть историю. Причем именно в той части, которая касается роли СССР во Второй мировой войне. Как вы оцениваете эти процессы, куда, на ваш взгляд, они ведут?

Историки постоянно переписывают историю. В этом нет ничего страшного, ничего унизительного и ничего оскорбительного. Это часть нашей профессии. Причем, даже задачи историка могут быть различными. Кто-то видит её в выполнении функции летописца – отображать то, что происходит или происходило. Другие видят в историке пропагандиста – человека, конструирующего определенные образы, идентичности и, в том числе, стереотипы. Третьи видят в историке профессионала, который, реагируя на то, что происходит сегодня, адресует соответствующие вопросы в прошлое и там находит ответы. В зависимости от того, какую конкретно позицию занимает исследователь, и появляются те или иные работы. Переписывать историю в таком понимании можно и нужно, потому что каждый новый день ставит новые вопросы, ответы на которые мы ищем в прошлом.

Это один момент. А второй связан с тем, что есть историки и очень много людей вокруг них, которые пытаются политизировать историю. А политизация истории, на мой взгляд, всегда опасна. Поэтому я категорически против, когда вопросы, которые возникают вокруг того или иного события, а в данном случае мы говорим с вами о Второй Мировой войне, о Великой Отечественной войне, продиктованы какими-то конъюнктурными, сиюминутными политическими интересами и лежат в сфере политической манипуляции.

А именно это сегодня и происходит?

Да, такие вещи сегодня происходят. Сознательно или нет, но проблема отображения Великой Отечественной войны в учебниках США, Западной Европы, существует, и об этом пишут наши историки, занимающиеся исследованием описания исторических процессов в учебниках других стран. Могу порекомендовать интересующимся работы Ивана Куриллы, Вики Журавлевой, Александра Кубышкина.

Так значит, это не проблема сегодняшнего дня? Значит, такое разное понимание исторических процессов существовало всегда?

Эта проблема существовала всегда! Например, в одном американском учебнике 1868 года речь идет о войнах, которые вел Николай I «против пруссаков и турок» (against Prussians and Turks). Очевидно автор перепутал с персами. Такие ошибки происходили всегда и происходят сегодня. Но это ещё одно доказательство того, что бояться переписывать историю не надо. Нужно исправлять ошибки, добавлять новые акценты и корректировать оценки. Надо бояться манипулировать ею! Вот это вот уже страшно!

Задачи времени

А в Европе тоже всегда существовало иное понимание истории, отличное от нашего общепринятого понимания?

В Европе восприятие Второй Мировой во многом было определено событиями Первой Мировой. И это ни для кого не секрет, что события Первой мировой для европейцев были чуть ли не более драматичными и трагичными, чем события 40-х годов. Но европейские ученые, особенно если мы говорим об историках Франции и Великобритании, занимали более сбалансированную позицию по отношению к событиям Второй мировой войны, чем американские авторы.

Другое дело, когда мы начинаем говорить об учебниках стран Восточной Европы. Ведь в них – и в странах, и в учебниках – после распада социалистического лагеря стали происходить изменения. Почему? Потому что учебник, как таковой, обладает рядом особенностей. Какими, например? Во-первых, учебник рассчитан на массовую аудиторию, он всегда издаётся массовым тиражом, отличается определенной лаконичностью и должен отражать господствующие на сегодняшний день взгляды на историю.

Должен? Обязательно?

Конечно, должен. Ведь отражение взглядов на современное состояние исторической науки – это очень важно, ибо в каждый момент общество задаёт свои вопросы. Давайте вспомним: совсем недавно в нашей историографии стали поднимать вопросы о коллаборационизме. Но ведь эта проблема раньше не поднималась, ей не посвящалось так много внимания, например, в историографии 60-70-х годов. Каждое время ставит новые задачи.

Восточные европейцы в 90-е и нулевые годы вынуждены были искать ответы на вопросы, связанные с формированием новой идентичности, новой государственности. И так сложилось, что легче всего найти себя, противопоставляя кому-то другому. Это позволяет проще найти собственных героев, которые необходимы, потому что любая война – это арена для появления героев. Вокруг героев формируются определенные мифы, новые истории. Героев можно использовать, в том числе, и в манипулятивных целях. К сожалению, многие из этих стран взяли курс на противопоставление себя России и Советскому Союзу.

Друг напротив друга в Нижнем Новгороде готовят и тех, кто изучает историю, и тех, кто ее преподает

Почему так? Почему, выбирая «главного злодея» между фашистской Германией и Советским Союзом, страны Восточной Европы стали делать выбор в сторону СССР как чуть ли не большего агрессора?

Мы с вами пытаемся смотреть на эту проблему с точки зрения исторической истины. Историческая истина интересует профессиональных историков, это их удел. А история, она, как я уже сказал, пытается ответить на вопросы, которые ставит современное общество, и искать эти ответы в прошлом. Если сегодня страны Восточной Европы вступили в Европейский Союз и Северо-Атлантический Альянс (НАТО), они пытаются найти свое особое место в этих политических институтах. И Германия там является одним из важнейших государств, а в случае с Европейским Союзом – локомотивом этого объединения. В НАТО ключевую роль играют Соединенные Штаты Америки. И вполне понятно, объяснимо исходя из современных задач, что государства, которые ищут и формируют свою идентичность, реагируют на эти реалии соответствующими ответами на исторические вопросы. Кто внёс наибольший вклад в завершение Второй Мировой войны? США и их поставки вооружения по ленд-лизу, – отвечают они.

Наши историки, кстати, никогда не отрицали вклад ленд-лиза в снабжение Советской Армии, никогда не умаляли это значение и всегда подчеркивали роль США и союзников. Но гипертрофировано подчеркивать эту роль, говорить о том, что без этих поставок победа была бы невозможна, нельзя! Это уже манипуляция историей.

Почему по пути этой манипуляции сегодня идут многие Восточно-Европейские страны? Потому что для них нужно найти место в этом сложном и  кардинально меняющемся мире. Например,  некоторые эксперты сегодня прогнозируют, что одну из лидирующих позиций на европейском пространстве в ближайшее время займёт Польша. И в какой-то степени потеснит даже Германию. А значит и польский взгляд на историю может оказаться в мэйн-стриме.

А он – совершенно не в нашу пользу...

Ничего страшного. Есть российско-польская комиссия по сложным вопросам истории. Профессионалы работают, они делают свое дело. Проблема с интерпретацией слов профессионалов.

Где-то рядом

Вот вы произнесли термин «историческая истина». На мой-то взгляд, истины – её и как таковой не существует, а уж тем более исторической...

История – это наука, и профессиональные историки знают, как искать ответ на те или иные вопросы. Есть свои методики, свои технологии, своя культура работы с источниками. Есть верификация результатов. Поэтому с точки зрения профессионального историка, занимающегося наукой, можно утверждать, что то или иное событие, тот или иной порядок событий восстановлены. Всему этому и обучают в нашем университе.

Вопросы скорее возникают к тому, как ты получил этот результат, потому что завтра будут новые методы и технологии, которые позволят его уточнить.

То есть, истина может меняться?

Да! У тебя могут появиться дополнительные факты. Истина всегда связана с интерпретацией. Каждый человек интерпретирует то или иное историческое событие, и от этого никуда не деться. Изучая прошлое, пытаясь найти исторический факт, передавая информацию о нем, историк даёт и свою собственную интерпретацию. Вопрос в том, насколько ты профессионален и насколько ты порядочен в использовании тех или иных методов, в формулировании оценок и выводов.

Человеческий фактор

Если попробовать «препарировать» историю как науку, чего в ней окажется больше: фактов, интерпретаций или политической конъюнктуры?

В истории много и фактов, и интерпретации, и политики. Каждый что хочет, то и найдет. Каждый историк чем хочет, тем и занимается. Самое главное, чтобы при этом не менялись роли учебников. Если мы говорим о школьном и университетском учебниках, то у каждой из этих групп есть разные роли. Например, задача школьного учебника – чтобы ученик сдал ЕГЭ, чтобы у учителя, ученика и у проверяющего было одинаковое понимание фактов и событий.

Теперь так, да? А я думал, задача – дать знания, воспитать...

Безусловно, эта задача остается, без этого никуда не денешься. И здесь роль учителя очень важна.  Но мы же прекрасно пониманием, что существующая сегодня система аттестации школьников подразумевает, что все должны иметь примерно одинаковое представление о том, что тебя спросят на выходе. И писать такой учебник – очень сложная задача.

А учебник для университета – какую функцию приобретает он?

В университет люди приходят, сознательно выбрав то или иное направление для своего развития. Люди, которые будут заниматься историей или общественными науками, на профессиональном уровне, должны иметь свой учебник, с большим количеством открытых вопросов, с различными, в том числе – дискуссионными, точками зрения. Такое было и в советское время, когда мы знали о ленинградской и московской трактовках некоторых исторических событий.

Учебник, который ориентирован на людей, не предполагающих профессиональное занятие гуманитарными знаниями, должен быть более лаконичным, четко направленным на конструирование национальных идентичностей, в том числе – поддерживать заданные стереотипы. Неслучайно в советское время были учебники для «физиков и лириков».

Но факты и их оценки там всё равно были одинаковыми...

Безусловно.

А сейчас? Вот мы с вами поговорили о том, как разнятся оценки исторических событий в европейских, в американских учебниках. А у нас-то что происходит? Насколько одинаково в наших, отечественных учебниках преподносятся события той же Второй Мировой войны?

На сегодняшний день учебников у нас очень много, и проблема их качества обсуждается неслучайно. Она реально существует. Сказать, что я знаком с содержанием всех современных учебников, я не могу. Наверное, внутри этих учебников оценки событий ВОВ могут разниться. Но проблема не в оценках. Не надо использовать исторические факты для решения каких-то политических задач. Это всегда опасно, потому что может настать другая политическая эпоха, и тогда будут задаваться вопросы, на которые трудно будет дать  ответы. Важно профессионально управлять процессом, который называется написание учебника, потому что учебник конструирует идентичность, он оказывает влияние на ученика. Некритически воспринимаемая информация может стать основой для формирования упрощенных взглядов на мир. Ведь когда ты читаешь учебник в школе, ты воспринимаешь то, что прочитано, как истину в последней инстанции. Поэтому вносить туда спорные оценки очень и очень опасно. Молодые мозги, открытые чистые сердца должны воспринять конкретный факт спокойно, очень элегантно и без каких-либо истерик.

И вот здесь очень большую роль играет даже не учебник, а педагог. Задача педагога – объяснить, что же там такое произошло. Ведь любой учебник без педагога – это пустая бумажка. Учебник всегда подразумевает человека, который донесет, объяснит, поможет понять, что же там такое написано. Потому что за одной строчкой, за маленьким параграфом про Сталинградскую битву ты никогда не усвоишь всю тяжесть той ситуации, которая сложилась на Волге в 1942 году. Эту сторону может раскрыть только педагог.

Любой учебник без педагога — всего лишь набор страниц и текстов

Или не раскрыть...

Или не раскрыть. Но нельзя требовать этого только от учебника, потому что он всегда будет лаконичен, он не даст тебе всей полноты картины, он не для этого создается и не для этого пишется. Мы зря воспринимаем учебники как священные книги, где ты можешь найти ответы на все вопросы. Не надо делать учебник какой-то сакральной книгой, которая может спасти всю систему образования. Оставьте эту тему профессионалам.

Я, с одной стороны, радуюсь, когда в обществе идут споры вокруг учебников. Но зачастую они превращаются в дискуссии по поводу конкретных исторических событий и фактов и того, как они в этих учебниках отображаются. А это уже другая проблема. Не критикуйте сам материал, а посмотрите, почему та или иная интерпретация востребована сегодня.

Так вот о восприятии. Могу с уверенностью сказать, что вне зависимости от учебников и педагогов тема Великой Отечественной войны для всех граждан России священна!

До сих пор и в той же степени?

Безусловно! И она такой же останется!

Навсегда?

В ближайшей перспективе. И это правильно. А вот всё остальное, какие-то факты из истории Второй Мировой и Великой Отечественной войн, какие-то отдельные их события... это должны обсуждать профессионалы. Порой мы с невероятной лёгкостью начинаем обсуждать сложнейшие исторические вопросы. Например, в рамках развлекательного ток-шоу пытаемся решить, стоит ли переименовывать Волгоград в Сталинград. Мне всегда хочется спросить: какую задачу вы при этом пытаетесь решить? Вернуть память? Тогда покажите, что она потеряна, что кто-то где-то ущемил или не доработал в почитании погибших и в восхвалении тех героев, которые сложили свои головы и одержали такую грандиозную победу. У меня всегда возникает вопрос: зачем вы поднимаете эту тему? Что вы хотите объяснить, решить или найти? Историческую истину? Но она не на ток-шоу ищется, она ищется в архивах, в библиотеках и музеях!

Священная война

Итак, война остаётся священной. Но вы сами сказали что переоценка отдельных событий и личностей происходит. Например, личности Сталина. Как будет проходить этот процесс?

На этот процесс будет оказывать влияние два фактора. Первый фактор – это запрос, существующий в обществе на данный момент. В том числе отношение к Сталину будет зависеть от уровня жизни современного россиянина. А второй фактор – это новые документы и свидетельства, которые станут доступными для историков, а потом и широкой публики, относительно не просто личности Сталина, но и тех решений, которые он принимал.

Безусловно, отношение общества будет эволюционировать. Всегда важно понимать, в каких условиях человек принимал то или иное решение. И императоры, и генеральные секретари, и главнокомандующие, принимают решения в конкретном месте и в конкретное время. А на интерпретации накладывается наше сегодняшнее понимание, в том числе – о добре и зле. Появляется другая система координат – появляются и другие оценки. Ещё раз повторюсь – не надо этого бояться.

Факт великой победы останется фактом. То, что главнокомандующим при этом был Сталин, тоже не изменится. То, что советские люди положили миллионы жизней, останется безусловным фактом, вызывающим безусловное уважение и почтение. А вот остальные интерпретации, вопрос цены победы, зависят от времени. Они сиюминутны.

Сегодня мы с вами видим, что тема Первой мировой войны была возвращена, и в какой-то степени это было политическое решение. Но ведь это правильное решение – общество вспомнило конкретных людей, граждан российской империи, подданных российского императора, которые проявили героизм. Это правильно!

Сегодня востребована проблематика социальной мобилизации, патриотизма. Конечно, по мере того, как будет вырастать новое поколение, будут меняться оценки, в том числе – и Великой Отечественной войны. А вот в каком направлении они будут меняться – это зависит уже от нас. Ценность исторической науки как раз и состоит в том, что она позволяет при грамотном отношении к истории находить в прошлом ответы на те вопросы, которые сегодня становятся актуальными.

Я уверен, что в ближайшее время, например, будут появляться научные работы о Киевской Руси, о феодальной раздробленности. Раз наши украинские коллеги подняли эту тему, то надо её опять проштудировать. Монографические работы есть, все летописи известны, всё, казалось бы, изучено, но стали ставиться новые акценты. Это нормально.

Вы меня запутали. С одной стороны, вы говорите, что Великая Отечественная война останется священной. С другой стороны, утверждаете, что её оценки будут меняться...

А никакого противоречия в этом нет. Запрос на то, что Великая Отечественная война является священной, он – долговременный. И он действительно объективно обусловлен теми процессами, которые произошли в 1945 году, которые происходят в настоящее время и будут происходить в будущем. Это отношение поддерживается на уровне политическом, нравственном, культурном, историческом, – везде.

Но по мере изменений, которые будут происходить в обществе, по мере трансформации системы  международных отношений, могут смещаться акценты. Скажем, тема участия Китая во Второй Мировой войне – насколько  мы с вами знакомы с ролью Китая?

Признаюсь честно: я – никакого.

А ведь Китай считается государством-победителем! Именно по этой причине он получил постоянное место в Совете безопасности ООН. И вот сейчас мы наблюдаем активизацию контактов со странами Юго-Восточной Азии. Посмотрим, как от этого изменятся акценты в оценке событий XX века...

Акценты могут измениться. Скорее всего, они обязательно изменятся. Но ведь от этого священность и значимость Победы никуда не уйдёт!

И народ России не перестанет чувствовать себя народом-победителем?

Нет.

Беседовал Максим Калашников

Фото: Роман Бородин

Канал медиапроекта «Столица Нижний» в Telegram
c1FacebookВконтактеTwitterYouTubeInstagram
Требуется дизайнер
Счастливая карта в ТРЦ Седьмое небо
ЖК Цветы
Пенсионный фонд
Щедрые подарки в ТРЦ Жар-Птица
Двойная выгода в ТЦ Республика
Свежий номер
Вход
Тема номера
Маршруты культуры
Новая городская навигация — бело-коричневые указатели направления к культурно значимым объектам с пиктограммами и QR-кодами — появилась в этом году в Нижнем Новгороде.
Спецпроект
Сезон открыт
Осень — традиционное время старта городского культурного сезона после летнего затишья. Распахивают свои двери театры и концертные залы, музеи и галереи.
Деньги
Долго и дорого: частные инвестиции в культуру
Культура всегда стояла особняком среди прочих сфер. Повлияла ли эта инертность на нижегородских меценатов и неравнодушных к культуре людей и кто сейчас в Нижнем Новгороде поддерживает театры, выставки и фестивали?
Культура
Впервые за столетие
Собранный воедино «Пермский иконостас» Николая Рериха экспонируется в Нижегородском художественном музее
Спорт
Красота по-американски
Оказывается, в городе есть команда, умеющая играть в футбол, — «Рэйдерс 52».
Анонсы ТВ-программ
Досье
Рыхтик Михаил Иванович

Доктор политических наук, заведующий кафедрой теории политики и коммуникаций, директор Института международных отношений и мировой истории.

Родился 23 марта 1971 г. в г. Североморск Мурманской области.

Окончил исторический факультет ННГУ им. Н.И.Лобачевского (диплом с отличием) в 1993 г. С этого времени работает в ННГУ.

Ученая степень кандидата исторических наук присуждена в 1997 г., доктора политических наук - в 2005 г. С 2005 г. доцент по кафедре международно-политических коммуникаций и страноведения.

В 2002 - 2010 гг. -  заведующий кафедрой международно-политических коммуникаций и страноведения, 2010 - 2013 гг. – заведующий кафедрой теории политики, с 2014 г. по настоящее время – заведующий кафедрой теории политики и коммуникации.

С 2012 г. по  2013 г.   - декан факультета международных отношений, с 2013 г.  по настоящее время – директор Института международных отношений и мировой истории.

Руководитель Научно-образовательного центра фундаментальных и прикладных исследований социально-политических процессов ННГУ, председатель Диссертационного совета при ННГУ, эксперт фонда РГНФ, член Учебно-методического объединения вузов России по образованию в области международных отношений при МГИМО (У) МИД России, член учебно-методического объединения вузов России по классическому университетскому образованию в области политических наук при МГУ им. М.В. Ломоносова, действительный член Совета Всероссийской общественной организации «Российское общество политологов».

Награжден Почетной грамотой главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина в 2014 г. 

Сетевое издание «Столица Нижний» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-60834 от 25.02.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 278-57-63
Email: info@stnmedia.ru
Адрес: 603000, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 412

Карта сайта

Created by GraphitPowered by TreeGraph