Архив рубрики

Дарья Шорина: «Город можно менять своими руками»Организатор фестиваля «О'Город» о большой силе малых архитектурных форм

Дарья Шорина: «Город можно менять своими руками»

Дарья, «О'Город» – фестиваль, в рамках которого вот уже седьмой год на разных площадках создаются так называемые малые архитектурные формы. Это неизменно. А что за эти годы изменилось?

В первую очередь подход организаторов и видение фестиваля в целом. Изначально это была некая профессиональная тусовка ради каких-то экспериментов в городском пространстве. А теперь – международный фестиваль, который ставит своей целью развитие территорий за счет привлечения к созданию объектов молодых специалистов в области архитектуры, дизайна, искусства, культуры и урбанистики. Через малые архитектурные формы способствовать развитию территории – вот, собственно, чем занимается фестиваль.

То есть это уже не узкая тусовка?

Естественно, это не узкая тусовка, потому что нам важно сделать фестиваль таким, чтобы горожане испытывали интерес к тому, что происходит. Мы в том числе работаем над тем, чтобы они включались в эти изменения. Любой желающий может поучаствовать в работе фестиваля. Мы всегда активно приглашаем людей как на этапе выбора площадки, так и при реализации объектов, предлагаем приложить руку к созданию малых архитектурных форм, чтобы просто почувствовать: город можно менять своими руками. «О'Город» – это поле для общения, развития своих собственных интересов и города совместными усилиями горожан и профессионалов.

Отношение зрителей, участников, прохожих к тому, что вы делаете, меняется?

Мне кажется, да. Особенно когда было принято решение не только подключать людей на этапе выбора площадки и стройки, но и делать заключительный день фестиваля – презентацию объектов – небольшим городским праздником, на котором можно было бы познакомиться с теми концепциями, которые закладывают архитекторы, с тем, как они видят использование территории и своих объектов. Так и появилась программа финального дня фестиваля: авторская презентация, мастер-классы, организованные зоны отдыха, абсолютно разного – и тихого, и музыкального, и детского.

Где-то с 2014 года включение горожан стало очевидным. Они стали интересоваться, слушать, что говорят авторы во время своих презентаций, фотографироваться, участвовать в мастер-классах, фотокроссах.

Очень приятно отслеживать по социальным сетям, как объекты живут уже вне фестивальных дней, используются горожанами в будничной жизни.

Например?

В парке имени Свердлова было несколько таких объектов: это и «Тетрис», и «Брокколи», который, к сожалению, год назад пришлось демонтировать из-за того, что его решили поджечь. Есть игровые модули, которые до сих пор используются. Объекты 2015 года – это арт-лавка «Очки» и павильон «У реки» в Александровском саду. На нижней террасе там же есть арт-объект «А» и наша необычная арка-галерея. Все эти объекты используются по своему функциональному назначению: люди там просто проводят время, отдыхают.

По всему Александровскому саду «расползлись» модули созданного амфитеатра: люди просто везде сидят на них, потому что раньше в этом пространстве ничего не было, да и сейчас они, по сути, остаются единственным элементом благоустройства… Хотя изначально эти объекты на благоустройство претендовать не могли: это все-таки отдельные городские «игрушки», дизайнерские объекты, которые не выстраиваются в какую-то общую канву благоустройства для парка – стилистическую или функциональную. Но люди тем не менее их используют, потому что у них нет никакой альтернативы. К тому же у людей появилось понимание, что та же лавочка может выглядеть по-другому. В сад целенаправленно приходят и устраивают целые фотосессии, снимают «лав стори», свадьбы. И так приятно находить эти снимки! Люди стали приходить в Александровский сад не только ради просто шикарных видов, созданных самой природой, но теперь они могут взаимодействовать с созданными объектами и получать какие-то эмоции, задерживаться в саду дольше, чувствовать, что город живет.

Интересно получилось с подпорной стенкой, которую мы реконструировали. Там была просто свалка из каких-то баннеров, паллет – всего, что не вывезли с предыдущих событий. Мы все это расчистили, пригласили Zukclub – стритартеров из Москвы, художников с мировым именем. Увидев эту стенку, они решили, что рисунок должен взаимодействовать с измененной средой, с этим поваленным пилоном. Ребята собрали куски осколков, отбитых и от подпорной стенки, и от самого пилона, покрасили все в белый цвет и решили «ответить» на вопрос, кто же вообще такие вещи делает, кто вандалит в нашем городе. Так появился Брюс Ли, который как бы сбивает этот пилон, правда, в обратную сторону, но ничего – законы физики часто не действуют в искусстве, все нормально.

Брюс Ли от команды Zukklub (г. Москва) 2015 г.

Те случаи вандализма, с которыми сталкиваются ваши объекты, это просто хулиганство или люди оказываются не готовыми к таким формам?

Принято рассуждать, что граффити родилось как некий протест против неустроенной, неблагополучной, некультурной среды. Но я не склонна так рассуждать, потому что сейчас стрит-арт приобрел совершенно другой масштаб и совершенно иной социально-культурный подтекст. Современные стритартеры осознают культурную ценность того, что они привносят в городскую среду, они с ней взаимодействуют. Но кто-то, конечно, по-прежнему бомбит железнодорожные составы – это совсем олдскульное направление. Кто-то уродует фасады администраций или каких-то других зданий, каких-то трущоб. Тогда их «послание» понятно. К сожалению, в нашем городе это просто какой-то неконтролируемый поток, его часто невозможно объяснить.

Кто его может контролировать?

«Контролировать», наверное, неправильное слово. Скорее хоть как-то пытаться понять их логику. Тэгировать – «метить» все подряд – это какое-то безудержное высказывание не ради чего. Видимо, просто многие не понимают, что это вообще за культура. Возможно, они видят что-то у «старших коллег» – условно их так назовем – и хотят сделать что-то подобное, но они вообще не понимают, каков контекст этой культуры. Это лишь мое предположение. И поэтому появляется такое абсолютно рандомное размещение, тэгирование всего подряд, порча объектов культуры, недостающего благоустройства, а не просто заборов строек.

С другой стороны, разрисованным и уничтоженным может быть только бесхозный объект...

В какой-то степени да. Но я повторюсь: логики в действиях вандалов вообще никакой нет. Трудно понять, почему это происходит на абсолютно новом, свежем объекте... Видимо, очень хочется хоть что-то написать. Когда этот объект вновь закрашивают, вроде как должно наступить понимание того, что все-таки за ним кто-то присматривает, что людям это нужно, им хочется сюда приходить, они это все используют. Но вандализм вновь повторяется. Это не какие-то объекты политического режима, чтобы оправдывать его идеологией граффитчиков. Наверное, у подобных людей вообще отсутствуют какие-либо культура и созидательное начало. Это абсолютно деструктивное направление.

А кто следит за теми объектами, которые были созданы в рамках прошлых фестивалей?

Те объекты, которые находятся на муниципальных территориях, попадают в нашу зону ответственности. Хотя формально нет никакого регламентирующего документа, чтобы можно было хоть как-то их квалифицировать. Но мы считаем, что за объектами нужно просто элементарно следить, и мы это делаем. Когда их состояние доходит до определенного момента, мы проводим реставрацию.

Когда, например, в прошлом году кто-то свалил арку в Александровском саду – вот пример вандализма, – приехал автор из Москвы, один из архитекторов, который делал этот проект, и мы ее подняли. Приглашали волонтеров, люди отозвались, несмотря на то что это было лето и выходные.

В этом году вы впервые сделали объекты под конкретные учреждения. Они же не продолжат свое существование здесь, в сквере, у них появится свой хозяин?

В этом году мы решили устранить элемент бесхозности. Мы поработали с площадками, учреждениями, сообществами, которым интересно было бы получить объект в свое распоряжение, чтобы закрыть какие-то свои функциональные потребности и в том числе следить за ним. Появилась концепция 11 площадок. Архитекторы выбирали, какую задачу им интересно решить, и высылали свои проекты на конкурс. Не все площадки в итоге получили объекты, но те, к кому они уезжают или уже уехали, безумно рады и тепло их встречают. Это, конечно, особая отдача и для самих авторов, и для нас.

Кстати, самим авторам, особенно иногородним, интересно, как складывается судьба их работ?

Конечно! Мы всегда поддерживаем связь с ними. Например, площадка «У реки» задумывалась как чистый, минималистичный объект, но эта идея была полностью утрачена. Авторы думали, что это будет что-то вроде стены любви, где будут писать друг другу послания, но получилось совершенно не так. Там, конечно, были послания, но совершенно конкретные и не всегда художественно оформленные. Со стороны объект начинал выглядеть как мусорный, заброшенный, несмотря на то что там постоянно кто-то сидит. И зимой к нему прочищали дорожку, и кто-то даже оставил маленькую лопату, видимо, из машины, для того чтобы убирать снег с этого помоста. Объект реально включился в жизнь, но тем не менее какой-то процент горожан каждый раз оставлял его не в лучшем состоянии.

Мы сначала его закрасили в проектный белый цвет, но понимали, что обезображивание повторится, поэтому обратились ко всем стритартерам нашего города, который ими славен, и Никита Nomerz ответил, что хотел бы заняться этой стеной. Когда он прислал эскизы, мы, конечно, не думали ни минуты. Однако авторы объекта – архитекторы из Самары, команда lim_architects, – не очень хотели, чтобы объект был расписан. Они хотели, чтобы стена была белая. Но перед нами стоял выбор: либо мы сейчас демонтируем этот объект, потому что он выглядит просто ужасно, либо мы все-таки идем на арт-реставрацию. И мы как организаторы выбрали второе. Cами авторы пока свыкаются с переосмыслением их объекта, но все остальные пишут очень позитивные отзывы. Люди вновь стали фотографироваться, площадка вновь появилась в лентах.

"У реки". Архитектурная группа "lim_architects" (г. Самара) 2015 г. Роспись – Никита Nomerz (Нижний Новгород) 2016 г.

Другой очень известный фестиваль в регионе – «Арт-Овраг» в Выксе – тоже имеет свою архитектурную составляющую, но идет в спальные районы, создавая там проекты под названием «Арт-Двор». Задумываетесь ли вы о том, чтобы из центра пойти куда-то в районы?

Задумывались.

Что останавливает?

Многие факторы. За годы организации фестиваля у нас сформировался большой список разных общественных пространств, которые нуждаются в какой-то архитектурной перезагрузке. Фестиваль уже как минимум две-три территории запустил просто тем, что он там проводился и дарил объекты этому месту. Например, в 2013 году после нас все вспомнили про Александровский сад, стали проводить там и другие фестивали. Парк имени Свердлова, про который тоже никто не вспоминал, после нашего фестиваля 2014 года тоже влился в общественную жизнь. Организаторы уже второй год проводят там «Ботанику», в том числе используя пространство «О'Города».

Сквер имени Свердлова тоже, мне кажется, в июне этого года на дни фестиваля превратился в такое живое пространство, каким он в принципе и должен быть. Хочется, чтобы эта жизнь дальше продолжалась. Думаю, что у сквера большое будущее.

Почему всегда в центре города? Нам часто задают этот вопрос. Просто получалось, что в центре города по факту нет ни одного образцово-показательного парка или сквера. Мы до сих пор не можем разобраться с теми пространствами, которые есть в центре, чтобы с ними каким-то образом поработать, показать людям их потенциал, что в них может проходить жизнь.

Я думаю, что в перспективе мы будем выходить и на районные парки и скверы. Но нужно понимать, что в центральной части города пространства небольшие, с ними удобно работать. А парки и зеленые территории в нижней части города – это уже более грандиозная история.

Про дворы мы тоже думали. Это уже, наоборот, очень локальная история. И нужно либо делать фестиваль, который задействует сразу несколько дворов, либо найти энное количество заинтересованных сообществ, жильцов, которые будут потом с этим двором работать, чтобы он стал центром притяжения и имел культурное и социальное значение в масштабе не только одного квартала.

В той же Выксе вечный вопрос – надо ли задействовать жителей не только в выборе уже готовых проектов, но и в их разработке. Или все-таки этим должны заниматься профессионалы и предлагать уже готовые решения?

Формированием проектных и концептуальных предложений должны заниматься профессионалы. Но вовлечение жителей мы всегда очень приветствуем и даже пропагандируем, и многие наши проекты – в том числе архитектурный фестиваль – направлены на то, чтобы вовлечь людей, заинтересовать их тем, что может появляться в городе. Проект «О'ГОРОЖЕНО» вообще активно вовлекает жителей на этапе исследований, потому что нам важно собирать мнения, идеи, предложения по поводу существующего пространства и того, что может в нем появиться, и в процесс обсуждения проекта. Это достаточно давняя профессиональная тенденция – «соучаствующее проектирование».

Вовлекать людей в формирование концепции пространства, которое они потом будут использовать, для архитекторов очень полезно. Работа с жителями помогает вникнуть в контекст. Но нужно находить баланс, отдать полностью на откуп жителям создание проекта без того, чтобы модерировать этот процесс, невозможно.

Проект «ОГОРОЖЕНО» имеет какое-то реальное воплощение? Там же есть удивительные, очень интересные идеи.

Проект «ОГОРОЖЕНО» имеет свою структуру. Мы берем площадку и проводим ее исследование: социальные опросы, полевые фиксации, статистические данные, анализ пешеходных путей, автомобильных потоков. Мы собираем максимальную информацию, которая становится исходными данными для проектирования, и предлагаем концепцию того, как это может выглядеть, создаем нечто, над чем можно подумать, во что можно потыкать пальцем и сказать: «Это плохо, это нехорошо, это лучше сделать вот так, а вот этого здесь не хватает» или «Эта зона здесь очень классно проработана, и хорошо, что это уловили профессионалы».

Эти концепции доходят до администрации города? Там они востребованы? Ведь от нее зависит, будет ли проект воплощен.

Все зависит от территории. Если территория находится в муниципальной собственности, то понятно, что работа должна вестись с администрацией. Если у территории есть частный владелец, то работать должна вестись с ним. В проектном процессе есть три стороны: горожане, проектировщики и условный заказчик – либо инвестор или девелопер, либо администрация в случае с муниципальными территориями. Создать общение между этими тремя сторонами мы и попытались в своем проекте.

В случае с концертным залом «Юпитер» – это первая площадка – мы пытались выйти на собственника территории, но нам это, к сожалению, не удалось. В случае со сквером имени Свердлова, поскольку это муниципальная территория, мы вышли на диалог с администрацией, и наши намерения совпали. Мы доработали программу развития сквера и представили эту концепцию на постоянной комиссии по экологии при Гордуме. И она была принята положительно.

Концепция развития сквера имени Свердлова

И в городе это становится традицией – обсуждать концепцию развития территорий с профессионалами и с самим жителями. Например, горожане участвовали в выборе проекта реконструкции Нижневолжской набережной. Раньше такие вопросы с жителями не обсуждали...

Приятно, если мы поспособствовали этому, простимулировали эту тенденцию своими проектами. Без участия невозможно заинтересовать людей в том, что происходит в городе. Сознание горожанина должно измениться, потому что город – это продолжение его дома. А у нас эта связь была потеряна.

В этом году вы приурочили фестиваль к 120-летию Всероссийской промышленной и художественной выставки и в одном из интервью говорили, что тогда, 120 лет назад, это событие изменило облик города. Но тогда все-таки это был заказ сверху, часть государственной политики. А можно ли то же самое сделать «снизу», частными инициативами, малыми архитектурными формами?

Динамика работы нашей команды показывает, что людей это интересует. Конечно, это пока не вышло на тот масштаб, когда можно с уверенностью сказать: «Да, инициатива снизу способна положительно менять мир». Но отклик есть: и от администрации, и от горожан, и от профессионального сообщества.

В профессиональной архитектурной среде многие знают Нижний Новгород, в том числе и по «О’Городу». Мы делаем проект, точного аналога которого в нашей стране нет. Если сейчас, например, развитие сквера имени Свердлова выйдет на фазу первой очереди строительства, мы сможем сказать, что это прецедент, который в контексте России до этого не существовал. Все современные, крутые, актуальные городские пространства создавались в результате распределения бюджетов – государственных или городских – и реализации больших государственных программ. А здесь совсем другая история. Мы обозначили эту потребность, к ней присоединились и горожане, и городские сообщества, и администрация. Инициатива получила развитие. Посмотрим, что будет дальше.

Беседовал Максим Калашников

Фото: Роман Бородин.

Публикации по теме
Открытое обсуждение будущего Щелоковского хутора в Нижнем Новгороде состоится 29 марта
24.03.2017, 13:52  (16+)  Общество  Открытое обсуждение будущего Щелоковского хутора состоится 29 марта в Нижнем Новгороде
На встречу приглашены нижегородцы, участники профессиональных сообществ, представители администрации и дирекция музея.
Аллея сирени появилась у памятника Свердлову в Нижегородском районе Нижнего Новгорода
18.08.2016, 17:13  Общество  Аллея сирени появилась у памятника Свердлову в Нижегородском районе Нижнего Новгорода
Представители общественных организаций и инициативные нижегородцы посадили 20 кустов сирени разных сортов.
Канал медиапроекта «Столица Нижний» в Telegram
c1FacebookВконтактеTwitterYouTubeInstagram
Море скидок от ТРЦ Седьмое небо
ЖК «Цветы»
Фантастика на пике моды!
Свежий номер
Вход
Тема номера
Город промышленников
Нижний Новгород – один из ведущих промышленных и научных центров России. Сейчас в городе работает около 1200 крупных, средних и малых предприятий.
Деньги
Динамика спроса
Что происходит на рынке труда в Нижнем Новгороде?
Законодатели
Потрудились на славу
Депутаты Законодательного собрания Нижегородской области на июльском заседании рассмотрели гражданскую инициативу о присвоении официального статуса «детям войны».
Культура
Культура в центре
Многолетние акции крупнейших торговых центров нашего города дают возможность многим людям — детям и взрослым — проявить себя, раскрыть грани таланта, получить путевку в жизнь.
Спорт
Наперекор Волге
В Нижнем Новгороде вновь переплыли великую реку.
Анонсы ТВ-программ
Информация
Дарья Шорина – директор архитектурного объединения «О'Город»
Архитектурное объединение «О’Город» – молодая междисциплинарная команда, цели которой – развитие городской среды, повышение вовлечения горожан в жизнь города и реализация свежих идей молодых специалистов в области архитектуры, дизайна, искусства.
 

Проекты объединения

Архитектурный фестиваль «О'ГОРОД»
В рамках фестиваля объединение приглашает специалистов в области архитектуры, дизайна, искусства, а также активное городское население разработать и реализовать малые архитектурные формы, арт-объекты, элементы благоустройства на актуальных площадках Нижнего Новгорода (общественные пространства, парки, дворы);
 
Образовательный цикл «ПОЧВА»
Лекции и воркшопы на актуальные для города темы;
 
Проект «ОГОРОЖЕНО»
Концептуальные предложения и публичные обсуждения возможного развития городских пространств в диалоге с горожанами.
 
Сетевое издание «Столица Нижний» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-60834 от 25.02.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 278-57-63
Email: info@stnmedia.ru
Адрес: 603000, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 412

Карта сайта

Created by GraphitPowered by TreeGraph