Архив рубрики

Архитектурное смешенье языков

Именно так известный российский архитектор и искусствовед Александр Раппапорт озаглавил свою лекцию на фестивале «Вазари», который прошел в Нижнем Новгороде в середине сентября. С подзаголовком: «французского с нижегородским». И, несмотря на то что рассуждать Раппапорт стал о Боге и вечности, нижегородская архитектура отдельного разговора, безусловно, заслуживает. И не только в рамках фестиваля, посвященного текстам об искусстве.
Архитектурное смешенье языков

Что и как повлияло на становление и развитие архитектуры Нижнего Новгорода? Какие основные эпохи в ней можно выделить и кто оказал на эти эпохи наибольшее влияние? Ну и главное: а можем ли мы — простые ли горожане, эксперты ли в области градостроительства, сами ли зодчие — говорить о нижегородской архитектуре как о понятии, о школе, о стиле и, наконец, о едином облике? Не стремясь в сотый, а то и тысячный раз указать читателям на известные шедевры и уж тем более составить краткое пособие по истории архитектуры, журнал «Столица Нижний» ищет ответы на эти вопросы, обсуждает настоящее и стремится заглянуть в будущее — в тот город, который мы еще не видим. И сразу первый вывод: Нижний Новгород из века в век пытается решить одни и те же проблемы, сталкивается с одними и теми же ситуациями и словно не учится на своих ошибках.

«Ситуация» против «строения»

Итак, год основания Нижнего Новгорода прекрасно известен всем — 1221‑й. Но представить себе, каким он тогда был, каким строился в первые годы (да что там — века) своего существования, сегодня вряд ли возможно. Самые древние, сохранившиеся до нашего времени здания города — ансамбль Нижегородского кремля — датируются началом XVI века. И даже самое первое изображение города, а им считается гравюра немецкого путешественника Адама Олеария, относится к 1656 году. Второй половине XVII века принадлежат и самые старые сохранившиеся жилые дома — белокаменные палаты (три из 16, оставшихся во всей России) купцов Олисова, Чатыгина и Пушникова.

Почему же из почти восьми веков существования Нижнего Новгорода наглядно — в виде материальных памятников культуры — в нем представлены только максимум пять? Все просто: город был, во‑первых, деревянным, а значит горящим, а во вторых, изначально не имел четкого плана, а поэтому несколько раз перекраивался и перестраивался. Кто тогда мог предположить, что эти две проблемы — деревянные дома и постоянно меняющиеся подходы к застройке — пройдут вместе с Нижним Новгородом долгие века… Как и еще одна, третья проблема, характерная, правда, только для верхней части города, — постоянные оползни.

Здание острога первой половины XIX века (проект – Августин Бетанкур, архитектор – Иван Ефимов). Сегодня – центр, а тогда – окраина Нижнего Новгорода

Первый генеральный план Нижний Новгород получил в 1770 году, при Екатерине II. Побывав в городе за четыре года до этого, императрица произнесла известную фразу: «Город сей ситуацией прекрасен, а строением мерзок». С тех пор и цитата эта часто повторяется, и значимые изменения город получает в основном либо после, либо (научились все-таки предугадывать) непосредственно до визита главы государства, будь то царь, царица или президент. Главной проблемой, которую должен был решить первый генплан, была хаотичность застройки. Тогда улицы надо было выпрямить, расширить, определить, где уместно деревянное домостроение, а где следует ставить дома из камня. Спустя века город к этому вопросу вернется с точностью до наоборот — уместно ли возводить здания из бетона и стекла там, где стоят деревяшки с резными наличниками…

Имена и события

Как и в любых исторических событиях и преобразованиях, особую роль в развитии архитектуры Нижнего Новгорода играли личности. Первым главным губернским архитектором в 1779 году стал санкт-петербуржец Яков Ананьин. Это он существенно преобразил кремль внутри, не забыв и о ремонте стен. Это его стараниями в городе появилась Благовещенская площадь, ныне — площадь Минина и Пожарского. В последние же годы работы Ананьина стали появляться и улицы, лучами уходящие от городского солнца — кремля: Большая Покровская, Алексеевская, Варварская.

Два нижегородских музея под открытым небом: Улица Рождественская с сохранившейся церковью Собора Пресвятой Богородицы рубежа XVII–XVIII веков…

Но особое развитие городская архитектура получает уже XIX веке, во многом  благодаря переводу в Нижний Новгород Макарьевской ярмарки. Испанец Августин Бетанкур руководит процессом, планирует всю прилегающую к ярмарке территорию Канавина (при этом знакомое нам Главное ярмарочное здание появится лишь в 1890 году). С именем Бетанкура связано и появление в 1823-м нового генерального плана — после очередного крупного пожара 1819 года снова необходимо было решать: где есть место деревянным домам, а где — каменным. Начинается расцвет улицы Рождественской — одного из двух (наряду с Большой Покровской) музеев под открытым небом Нижнего Новгорода.

И без того купеческий город становится настоящей торговой столицей России. Больше жителей, больше гостей. Одним из них в 1834 году стал Николай I — и снова визит императора дает еще один толчок развитию города. Александровский сад (в честь супруги императора Александры), здание арсенала, а главное — поручение существенно проработать инфраструктурное, инженерное и транспортное преобразование города. Над выполнением этого поручения работали, в частности, губернский архитектор Иван Ефимов, первый городовой архитектор Георг Кизеветтер и инженер, глава Нижегородского губернского строительного комитета Андрей Дельвиг, установивший первый фонтан.

…и улица Большая Покровская, все храмы на которой были уничтожены

И еще одно событие XIX века существенно повлияло на Нижний Новгород — Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года, 120‑летию которой «Столица Нижний» в июне этого года посвятила отдельный номер. Здесь и новые дороги, и огромное количество специально построенных зданий, в том числе театра драмы, и запуск первого в России трамвая и так далее.

Почему же при таком количестве преобразований город вплоть до начала XX века продолжал деревянными домами, пусть и с гораздо большим соблюдением противопожарных норм? Ведь даже в середине XIX века, когда случились уже и ярмарка, и визит Николая I, из 2343 домов лишь 254 были каменными. Да потому что строить из дерева было, естественно, дешевле. И то немногое, сохранившееся до сих пор в центре города, тогда находилось… на его окраине. Ровно так и сейчас Нижний Новгород (Автозаводский, Сормовский районы) заканчивается массивами частных, во многом — деревянных, домов.

Горьковский метод

XX век не мог не изменить Нижний Новгород. «Архитектура — это зеркало общества, поэтому любые процессы в нем — и позитивные, и негативные — отражаются и на градостроительстве в целом, и на самой архитектуре в частности», — поясняет главный архитектор Нижнего Новгорода Виктор Быков. И самым ярким примером называет революцию, которая повлекла за собой и смену ценностей, и уничтожение элит, и борьбу государства с церковью. Для Нижнего Новгорода это имело колоссальное значение: практически полностью изменилось внутреннее обустройство кремля, массово уничтожались или превращались в склады храмы, былые купеческие дома и городские усадьбы становились коммуналками и административными учреждениями. «А главное, — продолжает Виктор Быков, — воспитывалось потребительское отношение к объектам культурного наследия. Они воспринимались как пережиток прошлого, как напоминание о считавшемся враждебным классе».

Начавшаяся индустриализация потребовала привлечения новых трудовых ресурсов и строительства жилья для него. Нижний Новгород — на передовой, здесь в 1925 году появляется первый микрорайон для рабочих на Молитовских буграх, включавший в себя около 100 двухэтажных деревянных домов — так называемых «бараков».

Арсенал был построен в 1847 году, но после завершенной в 2015 году реконструкции по проекту Евгения Асса считается одним из ярчайших образцов современной нижегородской архитектуры

В 1928 году к Нижнему присоединяется Сормово, в 1929 году — Канавино, в начале 1930‑х зарождается Автозаводский район, в 1935‑м образуется Приокский. И в Сормове, и на Автозаводе, и в Приокском районе появляются характерные для того времени «сталинки». Причем особое развитие архитектура получает именно в Автозаводском районе: и сами корпуса автогиганта, и знаменитый на всю страну «бусыгинский» квартал, и радиусный дом, и кинотеатр «Мир» со скульптурами рабочих и колхозниц. Но главное — на примере новых районов демонстрируется и совершенно другой подход к планированию территорий: широкие транспортные магистрали, озеленение, просторные дворы. В обиход входят понятия «соцгород», «дом-коммуна». Активно строятся школы, детские сады.

И уже в 1932 году в Нижнем Новгороде был образован первый творческий союз архитекторов. В 1938 году, уже в Горьком, создан первый проектный институт — сегодня он называется НижегородгражданНИИпроект, — который и стал определять градостроительную политику.

Наследие трех эпох XX века:

Здание Госбанка в неорусском стиле (Российская империя, 1913 год, архитектор Владимир Покровский)…

«Генеральный план города формировался прежде всего на основе прогнозов по развитию промышленности и уже как следствие — из расчетов по трудовым ресурсам, которые будут привлекаться на промышленные предприятия, — рассказывает нынешний главный архитектор института Юрий Карцев. — Это была довольно стройная, математическая схема. Когда ситуация с промышленностью менялась, проектировщикам приходилось производить новые расчеты, менять схему».

Война и бомбардировки приостановили развитие города, но при этом «подарили» городу значимые архитектурные объекты, главным из которых стала Чкаловская лестница — на тот момент самая протяженная в Европе. Ее строительство началось в 1943 году, а торжественное открытие состоялось в 1949‑м. А необходимость срочного, максимально быстрого восстановления города и строительства нового, но теперь уже совсем дешевого, жилья привела к появлению так называемого «горьковского метода» — двухэтажных домов из шлакоблока — «народной стройки». Затем в городе появляются и хрущевки.

С конца 1950‑х возобновляются проектные работы по планировке города. В 1966 году в Горьковском инженерно-строительном институте открывается архитектурный факультет, а в 1967‑м Совет министров РСФСР утверждает первый градостроительный план Горького, по которому городу придется жить вплоть до конца 1990‑х.

…шедевр сталинского ампира «Бусыгинский» дом-квартал (СССР, 1938 год, архитектор Илья Голосов)…

В 1960‑е вновь начинается массовое жилищное строительство — в городе растут брежневки, причем не только на новых, не освоенных ранее территориях, но и в центре города, на месте старых деревянных домов. Город, с одной стороны, меняет свой облик и в очередной раз освобождается от прошлого, с другой — впервые задумывается о том, чтобы это прошлое сохранить. «За предшествующие десятилетия город во многом потерял свою самобытность, и нижегородские архитекторы в тот период начали осознавать, что эту самобытность нужно возвращать, выводить на передний план», — говорит ректор ННГАСУ Андрей Лапшин. В первую очередь берутся за самые старые здания — Святослав Агафонов руководит работами по реставрации кремля.

Харитоновская школа

Примерно с таким багажом Нижний Новгород подошел ко времени, знакомому большинству читателей нашего журнала. «Современная архитектура Нижнего Новгорода начала формироваться на рубеже 90‑х годов XX столетия, — говорит директор департамента градостроительного развития территории Нижегородской области Александр Бодриевский. — Первые упоминания и критические статьи в среде профессионального сообщества России о формировании нижегородской архитектурной школы в период 1990‑х годов появились благодаря замечательным работам современных нижегородских зодчих: Александра Харитонова, Александра Дехтяра, Сергея Тимофеева, Евгения Пестова, Виктора Зубкова, Александра Худина и других архитекторов, творчество которых отмечено международными и государственными премиями».

… и классика нижегородского неомодерна – здание банка «Гарантия» (Российская Федерация, 1995 год, архитекторы Александр Харитонов, Игорь Гольцев, Сергей Попов, Евгений Пестов)

1990‑е действительно стали настоящим расцветом нижегородской архитектуры. Побывавший в Нижнем Новгороде в середине того десятилетия главный редактор журнала «Проект России» Барт Голдхоорн вспоминает: «Я увидел дома, похожие на деконструктивизм. Такого тогда не происходило ни в одном городе России. В Нижнем Новгороде появился целый пласт зданий, существенно выигрывавших даже на фоне Москвы и Санкт-Петербурга, где тогда не строилось ничего». Вышедшая в то время в «Проекте Россия» статья называлась «Вкусно!» — авторы говорили об «архитектурном обжорстве» новых нижегородских зданий. «Что меня поразило, — вспоминает новосибирский архитектор Александр Ложкин, — так это то, как новая архитектура была точно вписана в контекст города и при этом абсолютно соответствовала мировой архитектурной моде».

Почему это стало возможно именно в Нижнем Новгороде, рассуждали на фестивале «Вазари» участники круглого стола, посвященного 20‑летию нижегородской архитектурной школы (отсчет в данном случае как раз и ведется от той самой публикации в «Проекте Россия»). Сошлись во мнении, что, во‑первых, благодаря личности Александра Харитонова (с 1986 года он возглавлял НижегородгражданНИИпроект, а в 1992–1998 годах являлся главным архитектором города), а во‑вторых, потому что «власти не мешали».

Так есть ли она — нижегородская архитектурная школа? Оценки расходятся. В ННГАСУ считают, что есть, но ей никак не 20, а уже 50 лет. Но, как поправляет архитектор Александр Дехтяр, многие знаменитые теперь нижегородские зодчие учились не здесь. При этом не согласен Дехтяр и с тем, что школой можно назвать то явление 1990‑х, о котором говорили на круглом столе во время фестиваля. «Был обмен опытом, было мощнейшее самообразование», — отмечает он. Но вот то, что тогда в Нижнем Новгороде существовало настоящее сплоченное сообщество архитекторов, объединенных Харитоновым, Александр Дехтяр не спорит: «Он был неназначенным лидером, наличие такого человека сыграло принципиальную роль». «Харитонов был блестящим модератором архитектуры и архитекторов. Феномен нижегородской архитектурной школы стал возможен благодаря этой модерации», — подхватывает Александр Ложкин. «Меня совершенно не смущает термин “нижегородская школа”, — объясняет архитектурный критик Марина Игнатушко, во многом благодаря которой этот термин в Нижнем Новгороде и появился. — Для этого достаточно географии и лидера».

Уголок спокойствия в центре города: проектом «Дома на Свободе» предусмотрено высококачественное благоустройство закрытого двора площадью более 2500 квадратных метров (вид сверху со сторону площади Свободы)

Так чем же отличалась эта — хорошо, не нижегородская — харитоновская школа? «Игрушечностью и ярмарочностью», — отмечает Ложкин. «Чудинкой, рукодельностью, органичностью», — считает критик Александр Змеул (Москва). «Отражением своего времени, теплотой, провинциальностью, но при этом закрытостью», — говорит социолог Александр Амиров, посвятивший целое исследование зданиям 1990‑х и людям, в них проживающим. «Это был всплеск совершенно нестоличного постмодернизма, который отличался культурным своеобразием и какой-то дерзостью, — уверен московский архитектор Евгений Асс, автор проекта реконструкции Арсенала. — За короткий период удалось сделать несколько очень ярких высказываний, которые могли бы задать тон всей последующей драматургии развития Нижнего Новгорода». «Главной ценностью нижегородской архитектурной школы была ценность города», — подытоживает еще один московский архитектурный критик Елена Гонсалес. Удачно вписанные в историческую среду нижегородские шедевры 1990‑х уже сейчас, 20 лет спустя, сами выглядят как памятники архитектуры.

Александр Харитонов погиб в 1998 году. Вплоть до 2011 года должность главного архитектора Нижнего Новгорода оставалась вакантной. Менялись и подходы к застройке. Разработанные в 1990‑е проекты сохранения исторической части реализованы не были. Но новые нижегородские архитектурные проекты продолжали получать высокие награды и премии: например, здание торгового центра «Этажи» в 2003 году признано лучшим общественным зданием России. «Современная нижегородская архитектура, с одной стороны, вновь становится проще, а с другой стороны, мы видим в ней и усложнения, поиск выразительности», — говорит Юрий Карцев.

Будущее прошлого

Так есть ли у Нижнего Новгорода, впитавшего в себя все эти разные эпохи, свой собственный архитектурный облик? Но разве может быть единым архитектурный облик города-миллионника с восьмивековой историей? Разве может быть единым облик центра и спальных районов, верхней и нижней частей города? Единым — нет, органичным — да, считают эксперты.

Беречь надо каждую эпоху, представленную в Нижнем Новгороде, убежден Виктор Быков. «Облик Нижнего Новгорода по-прежнему связан с историческим ансамблем и историческими зданиями, — считает Юрий Карцев. — Поэтому даже современные архитекторы обращаются к этому наследию. Несомненно, что такая преемственность и обращение к истории в Нижнем Новгороде будут сохраняться».

И примеры тому есть. Церковь Казанской иконы Божией Матери на Зеленском съезде полностью соответствует историческому стилю. Новое здание гостиницы «Москва» удачно вписывается в ансамбль Театральной площади и Большой Покровской. Да и сам Арсенал является ярким свидетельством того, как историческая архитектура может быть современной. «Никто не может меня упрекнуть в том, что это не современная архитектура», — говорит Евгений Асс.

Первые этажи займут коммерческие учреждения, на остальных разместятся 273 квартиры с потолками высотой три метра (вид с улицы Максима Горького)

Обращаются современные архитекторы не только к стилистическим решениям дореволюционного периода. Советский ампир — тоже цитируемое наследие. На улице Дьяконова появился жилой дом, повторяющий элементы «бусыгинского» квартала, на площади Свободы в ноябре 2016 года начинается строительство дома по проекту Александра Дехтяра (девелопер — «Столица Нижний»), и здание это ассоциативно связанно с архитектурой 1950‑х. По информации девелопера, это тоже будет своего рода дом-квартал от 5 до 19 этажей общей площадью застройки 7360 квадратных метров с одно-, двух- и трехкомнатными квартирами и квартирами свободной планировки. Окончание строительства запланировано на IV квартал 2018 года — к предстоящему 800‑летию центр города получил еще одну архитектурную доминанту, которой площади Свободы откровенно не хватало.

К 2018 году в Нижнем Новгороде точно будет и стадион — а значит, совершенно преобразится облик Стрелки. Новым станет и здание Московского вокзала — к нему примкнет комплекс для высокоскоростной магистрали.

Но настоящий расцвет нижегородской архитектуры, считает Виктор Быков, настанет тогда, когда психология потребителей в России перестанет быть основной. «Архитектура должна быть духовной, она должна быть пронизана творчеством, фантазией архитектора. Но при этом она не должна быть безудержной, бессмысленной, она не должна существовать только ради удовлетворения собственных амбиций, — сказал главный архитектор Нижнего Новгорода нашему изданию. — Главной амбицией архитектора должно быть стремление максимально облагородить и украсить город».

Текст: Максим Калашников

Фото: Роман Бородин.

Публикации по теме
Архетипы
Архетипы
Само понятие «архитектура» ассоциируется у большинства жителей прежде всего с одним из основных видов искусства. Вместе с тем это то, что окружает каждого из нас, то, с чем так или иначе напрямую взаимодействует любой человек.
Канал медиапроекта «Столица Нижний» в Telegram
c1FacebookВконтактеTwitterYouTubeInstagram
Требуется дизайнер
Пенсионный фонд
Покупай-подарки получай в ТР Жар-Птица
Счастливая карта в ТРЦ Седьмое небо
Щедрые подарки в ТРЦ Жар-Птица
Двойная выгода в ТЦ Республика
Свежий номер
Вход
Тема номера
Маршруты культуры
Новая городская навигация — бело-коричневые указатели направления к культурно значимым объектам с пиктограммами и QR-кодами — появилась в этом году в Нижнем Новгороде.
Спецпроект
Сезон открыт
Осень — традиционное время старта городского культурного сезона после летнего затишья. Распахивают свои двери театры и концертные залы, музеи и галереи.
Деньги
Долго и дорого: частные инвестиции в культуру
Культура всегда стояла особняком среди прочих сфер. Повлияла ли эта инертность на нижегородских меценатов и неравнодушных к культуре людей и кто сейчас в Нижнем Новгороде поддерживает театры, выставки и фестивали?
Культура
Впервые за столетие
Собранный воедино «Пермский иконостас» Николая Рериха экспонируется в Нижегородском художественном музее
Спорт
Красота по-американски
Оказывается, в городе есть команда, умеющая играть в футбол, — «Рэйдерс 52».
Анонсы ТВ-программ
Мнение эксперта
Виктор Быков
Виктор Быков
Главный архитектор Нижнего Новгорода
Архитектурный облик города формируется постоянно. Каждый период, каждая эпоха оставляют свое наследие. Особое искусство состоит в том, чтобы в прямом смысле слова сохранить этот эволюционный процесс, ведь история города должна читаться не по книжкам, а по самим улицам.
Юрий Карцев
Юрий Карцев
Главный архитектор Института развития города «НижегородгражданНИИпроект»
Изменение архитектурного облика в Нижнем Новгороде идет постоянно, но связано оно с изменением подходов к самой архитектуре. Так, например, в мировом глобальном процессе на смену упрощенческой архитектуре пришла архитектура постмодернизма. Это именно та новая художественная идея, в которой очень ярко проявила себя нижегородская архитектурная школа. Ее примеры очень похожи на исторические здания и являются настоящим произведением архитектуры.
Барт Голдхоорн
Барт Голдхоорн
Главный редактор журнала «Проект Россия» (Амстердам)
В середине 1990-х Нижний Новгород вернул себе имя и статус. Город стал архитектурной столицей России, а его центр вновь стал центром. Главный архитектор города Александр Харитонов поднялся на вершину творческого пути.
Евгений Асс
Евгений Асс
Ректор архитектурной школы МАРШ
Целостного контекста современного Нижнего, в общем-то, не складывается. Это какая-то цепочка или даже россыпь единичных – иногда удачных, иногда менее удачных – архитектурных событий. При этом в целом ткани, городской среды нового качества так и не сложилось.
Марина Игнатушко
Марина Игнатушко
Архитектурный критик
Я уверена, что нижегородская архитектурная школа существовала и существует. Она представлена «могучей толпой» архитекторов, и мне кажется, что ее история еще продолжается.
Александр Дехтяр
Александр Дехтяр
Главный архитектор НПО «Архстрой»
Новое здание («Дом на Свободе») станет главной доминантой площади и прилегающих кварталов. Структура фасадов, силуэт и стилистическое решение с использованием декоративных элементов предполагают ассоциации с представительной архитектурой 1950-х, что позволяет создать гармоничный ансамбль с комплексом зданий «Атомэнергопроект» и домом архитектора Л. Нифонтова.
Сетевое издание «Столица Нижний» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-60834 от 25.02.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 278-57-63
Email: info@stnmedia.ru
Адрес: 603000, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 412

Карта сайта

Created by GraphitPowered by TreeGraph