Архив рубрики

Время. Пространство. ПерспективаТайны усадеб Гагинского района

Можно ли за два-три часа преодолеть расстояние в два-три века? Да. Всего в двух часах езды от Нижнего Новгорода и всего в восьми минутах друг от друга. На высоких берегах извилистой и опасной Пьяны. Скрытые высокими, вековыми деревьями. Окруженные парковыми аллеями, они стоят как живое напоминание об истории и легендах Нижегородской губернии, России и Европы – усадьба рода Пашковых и усадьба барона Жомини. Архитектура XIX века в Гагинском районе.
Время. Пространство. Перспектива

Гагинский район — соседний с Большеболдинским, пушкинским. Но известен он гораздо меньше, хотя его история впечатляет. Сегодняшний районный центр, получивший название в честь сподвижника Ивана Грозного князя Ивана Гагина, упоминается еще в 1591 году! И кого тут только не было: «По Пьяне занесло», — шутят местные, ловко обыгрывая название самой извилистой, «пьяной» реки Нижегородской области.

Но туристы, откуда бы они ни были, если и едут в эти края, то не в Гагино, а в Ветошкино и Баронский. Здесь и спрятаны две совершенно разные и по архитектуре, и по истории возникновения усадьбы: рода Пашковых и барона Жомини.

Не здесь и не сейчас

Это сейчас Ветошкино почти оправдывает свое название — не успеете вы въехать в село и обнаружить внезапную пропажу сотовой сети, как увидите краснокирпичные развалины по обе стороны от дороги. Но одни из них еще 100 лет назад были большой и, как сказали бы сейчас, продвинутой больницей для крестьян, где лечил немецкий доктор, а другие — знаменитым на всю страну и даже за ее пределами конезаводом. Вот только в 1950‑х конезавод свое существование прекратил — присоединили его к другому, Перевозскому. Здания забросили, нынче от них — одни стены. Да деревья внутри.

Гостевой дом — единственное не пострадавшее от огня и отреставрированное здание усадебного комплекса Пашковых

И немецкая больница для русских крестьян, и конезавод, и до сих пор работающая школа, и тоже давно исчезнувший кирпичный завод, из продукции которого все это строилось, появились в Ветошкине благодаря одному роду — Пашковых, владевших селом с XVIII века. К ним «в гости» и едут сегодня туристы. Отправимся и мы.

Свернув после развалин больницы налево, видим величественный храм усекновения главы Иоанна Предтечи 1819 года постройки. Сегодня, как и до революции, здесь хранится икона Тихвинской Божьей Матери XVI века (по легенде, написать ее велел все тот же Иоанн Грозный). Говорят, чудотворная — вот и следы мироточения остались. Едем дальше, вверх, и упираемся в ворота, за которыми — та самая усадьба Пашковых.

Нам повезло, что приехали осенью. Как и в Болдине, здесь территория усадьбы, а это 40 с лишним гектаров, к середине сентября начинает играть совершенно другими, удивительными красками: зелеными, золотыми, красными. А расставленные вдоль аллей (самая длинная из них протянулась на 6,5 километра) классические парковые статуэтки (новые, конечно, старые не уцелели — ни одна) еще больше усиливают эффект присутствия «не здесь и не сейчас».

Ключ к истории

За деревьями уже виднеются остовы краснокирпичных зданий. Но нам туда рано. По левую руку — вход в погреб. Во времена Пашковых здесь был… большой холодильник (тогда его называли «ледник»), а сегодня — музейная экспозиция, где можно увидеть старинные фотографии и самой усадьбы, и ее обитателей, а еще, в отдельном зальчике, коллекцию чайников разных эпох. Ее передал в дар известный нижегородский меценат Николай Поляков — тот самый, что организовал Музей самовара в Городце.

Ну а впереди нас — это строение видно от самых ворот — двухэтажный особнячок. Гостевой дом — единственное целиком сохранившееся здание усадебного комплекса и пока единственное, полностью отремонтированное. Внутри все новое, но стилизованное под ту, уже ушедшую эпоху: лестница, мебель, камин — жители Ветошкина по своим собственным воспоминаниям помогали воссоздать интерьеры. Как и 100 с лишним лет назад, здесь сегодня встречают гостей. Сергей Степанов — главный смотритель и управляющий усадьбы — поит чаем из гжельской посуды (и это неслучайно), угощает мёдом и дает попробовать вино. И мёд, и вино почти местные — с соседней усадьбы Жомини.

Архитектура усадьбы сочетала в себе до 20 разных стилей

Вновь выходим на территорию — идем туда, где и был когда-то барский дворец. Его масштабы можно оценить и сейчас — высокие стены из красного кирпича обрамлены белым камнем.

Строительство усадьбы началось в 1848 году и длилось 20 лет — одно поколение строило, а другое жило. Архитектором называют Василия Баженова (уж больно похожа усадьба на другие его творения), но, рассказывает Сергей Степанов, точных доказательств тому нет. Скорее всего, над ансамблем работала целая плеяда мастеров, неслучайно специалисты находят здесь элементы около 20 разных архитектурных стилей. И даже масонскую символику — если посмотреть на усадьбу сверху, будет видно два ключа: маленький — охотничий флигель, и большой — сам дворец.

Это был замок без «темных фасадов» (один — парадный, один — садовый и два бальных) на 150 комнат, три тысячи квадратных метров отапливаемых площадей, 1500 квадратных метров подвала, где хранились бочки с вином, два подземных хода (один — к Пьяне, другой, говорят, вел к церкви), библиотека на четыре тысячи книг, 15 залов, 25 барских и 15 гостевых спален, каретный въезд, лестницы из мрамора или базальта, семь балконов по периметру, зимний сад под стеклянной крышей, цветочная галерея и так далее, и тому подобное.

Новые Пашковы

Вот только ни крыши уже нет, ни внутренних перекрытий, ни лепнины на стенах и потолках, ни трехметровых дверей, ни лестничных перил и мебели из мореного дуба. Причем не надо думать, что убранство усадьбы было уничтожено в советские годы. После революции, конечно, часть предметов растащили (и вплоть до последнего времени в домах местных жителей можно было найти пашковскую мебель), картины переехали в Горьковский художественный музей. Но само здание жило — здесь располагался сельскохозяйственный техникум, студенты которого даже за парком с его многочисленными аллеями ухаживали. И лишь в начале 1990‑х наследие Пашковых было выжжено в прямом смысле этого слова. Пожар уничтожил все, кроме стен.

Кусок лепнины зеркального зала — единственный сохранившийся элемент интерьера

Лишь спустя 10 лет, в 2004‑м, усадебный комплекс обрел нового хозяина — Пешеланский гипсовый завод, входящий в один холдинг с Гжельским заводом художественной росписи (отсюда и гжель на столах). Владелец предприятий Виктор Лавров знаменит своей меценатской деятельностью и особым вниманием к историческому наследию. И сегодня именно силами ПГЗ усадьба постепенно начинает обретать новую жизнь. Вот и официальная должность нашего провожатого Сергея Степанова — вовсе не управляющий усадеб, а директор Гагинского филиала Пешеланского гипсового завода.

Французское с гагинским

С Сергеем отправляемся и в следующую знаменитую усадьбу Гагинского района, находящуюся «под крылом» Виктора Лаврова, — усадьбу барона Антуана-Анри (по-нашему — Генриха Вениаминовича) Жомини. Поселок, в котором она расположена, так и называется — Баронский. А построить ее еще в начале XIX века приказал Александр I — настолько понравился ему местный пейзаж. Впрочем, что здесь делал император, непонятно, как и то, каким образом до гагинских земель добрался (опять по Пьяне?). Об истории этой напоминает лишь валун, якобы и установленный здесь по велению самодержца. Доподлинно известно и то, что именно Александр I даровал эти земли барону Жомини, в Отечественную войну 1812 года вставшему на сторону России.

Но прежде чем добраться до валуна и, собственно, самого баронского дома, проходим по этнической деревне: действующая пасека, «дом пчеловода», «дом крестьянина», «дом рыболова», «дом ткачихи» и так далее. Сегодня по этим хижинам водят экскурсии — жителям XXI века интересно узнать, каким был быт простых людей два века тому назад. Затем снова видим аллеи: ясеневую, лиственную. В большом количестве на территории усадьбы растут яблони — их тут выращивали по особой технологии. А еще виноградники: две тонны в год собирают здесь с 330 кустов, делают сок и вино, которыми угощают путников. Огромные белые шары под деревьями оказываются грибами-дождевиками — где еще такие увидишь?

В подвале усадьбы хранились бочки и бутылки с вином

И вот он — дом, построенный на искусственном песчаном холме. Двухэтажный, с каменными стенами, с двумя входами. Сверху, по периметру крыши, деревянная резьба — как странно. Обходим с другой стороны и видим деревянный же балкон с резными колоннами. Кто такое сочетание придумал, остается тайной. Имя архитектора, как уже догадались мы, неизвестно.

Вниз от дома — три аллеи, соединяющиеся в одну. По ним можно дойти до Пьяны, да вот подниматься обратно будет трудновато — дождь идет. Уходим в сторону барского пруда, где сегодня снова водится рыба. Прогуливаемся по мостикам вокруг и спешим обратно, в машину, в Нижний Новгород, в XXI век.

«Кстати, многие русские сказки, говорят, списаны с гагинских легенд», — рассказывает Сергей. Неудивительно — природа и ландшафт здесь действительно сказочные.

Текст: Максим Калашников

Фото: Роман Бородин.

 

Лиственная аллея — самая старая на территории усадьбы Жомини

 

Входы в усадьбу украшены коваными козырьками

 

Резной деревянный балкон, словно шапка, «надет» на каменный дом

 

Овраги парка соединены мостиками, например подвесными

 

В барском пруду сегодня вновь водится рыба

Канал медиапроекта «Столица Нижний» в Telegram
c1FacebookВконтактеTwitterYouTubeInstagram
Требуется дизайнер
ЖК Цветы
Счастливая карта в ТРЦ Седьмое небо
Покупай-подарки получай в ТР Жар-Птица
Щедрые подарки в ТРЦ Жар-Птица
Двойная выгода в ТЦ Республика
Свежий номер
Вход
Тема номера
Маршруты культуры
Новая городская навигация — бело-коричневые указатели направления к культурно значимым объектам с пиктограммами и QR-кодами — появилась в этом году в Нижнем Новгороде.
Спецпроект
Сезон открыт
Осень — традиционное время старта городского культурного сезона после летнего затишья. Распахивают свои двери театры и концертные залы, музеи и галереи.
Деньги
Долго и дорого: частные инвестиции в культуру
Культура всегда стояла особняком среди прочих сфер. Повлияла ли эта инертность на нижегородских меценатов и неравнодушных к культуре людей и кто сейчас в Нижнем Новгороде поддерживает театры, выставки и фестивали?
Культура
Впервые за столетие
Собранный воедино «Пермский иконостас» Николая Рериха экспонируется в Нижегородском художественном музее
Спорт
Красота по-американски
Оказывается, в городе есть команда, умеющая играть в футбол, — «Рэйдерс 52».
Анонсы ТВ-программ
Мнение эксперта
Виктор Лавров
Виктор Лавров
Председатель совета учредителей Пешеланского гипсового завода
Зачем нам все это надо? Ведь эта работа не приносит прибыль. Но если ты гражданин своей страны, если имеешь рычаги влияния и средства, если можешь вклеить в книгу истории своего Отечества вырванные страницы и вписать новые строчки, ты просто обязан это сделать. Это наш гражданский долг. Отдачу от этой работы считаем не рублями, а неизмеримо большим.
Сергей Степанов
Сергей Степанов
Директор Гагинского филиала Пешеланского гипсового завода
Люди устают от городской суеты, а здесь оказываются посреди природы. Здесь открытость, здесь совсем другое течение времени – гуляя по аллеям, невозможно уследить за часами. Здесь люди отдыхают душой.
Сетевое издание «Столица Нижний» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-60834 от 25.02.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 278-57-63
Email: info@stnmedia.ru
Адрес: 603000, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 412

Карта сайта

Created by GraphitPowered by TreeGraph