Журнал / АПРЕЛЬ 2015

Павел Ушаков: «Необязательно иметь счет в банке, чтобы поставить спектакль»

В шорт-лист XI театрального фестиваля имени Е. А. Евстигнеева попал молодой актер Нижегородского государственного академического театра драмы имени М. Горького Павел Ушаков. Его роль Нелькина в спектакле «Свадьба Кречинского» числилась первой в списке номинации «Удача молодого актера». Несмотря на то что Павел окончил Нижегородское театральное училище всего несколько лет назад, он успел запомниться не только в ролях на драматической сцене города, но и как режиссер-постановщик спектаклей на независимых площадках.

Павел, ты уже два года числишься в труппе театра драмы. Как живется молодому актеру в академическом театре с богатой историей?

У меня, как и у каждого новичка, который приходит в театр, были собственные идеальные представления о нем и о том, как должен строиться творческий процесс, как его можно было бы поменять в лучшую сторону. Но в каждом театре есть собственный уклад, который я начинаю понимать только спустя два года. Академичность существует, пожалуй, только в названии театра, на деле общение между актерами вне зависимости от их заслуг очень простое — на «ты». Никакой дедовщины нет, наоборот, те, кто постарше, стараются помочь и дать ремесленный совет.

Как часто в детстве и юношестве ты приходил в Нижегородский драматический?

Хороший вопрос! Многие, например один мой однокурсник, приходят учиться в театральное училище и при этом ни разу не бывали в театре. В детстве я ходил в драматический театр в Сарове, откуда я родом. Тогда, правда, меня больше интересовали музыка и КВН, и только лет в 15 я принял решение связать свою жизнь с театральной сценой. С первого курса я следил за театральной жизнью, и первый спектакль драмтеатра, который меня потряс, был «Игрок» с Юрием Котовым в главной роли.

В этом году ты попал в шорт-лист театрального фестиваля имени Е. Евстигнеева в номинации «Удача молодого актера». Какое значение имеет для тебя роль Нелькина?

Говорят, что, когда в театр приходит молодой артист, ему сразу дают главную роль. Так его традиционно проверяют на годность в русских репертуарных театрах. У меня такой роли долгое время не было, и это, можно сказать, стало ударом. Потом мое отношение поменялось, ведь у всех актеров судьбы складываются по-разному: кто-то становится знаменитым уже в молодости, а кто-то — наоборот. Тот же Евгений Евстигнеев поступил в Школу-студию МХАТ, когда ему было около 30 лет, а на сцену вышел где-то под 40, знаменитым стал еще позже. Я не говорю, что повторю его путь, но это хороший пример для самоуспокоения. Более или менее значимого персонажа я сыграл только в этом сезоне — это и есть Нелькин.

Именно в тот момент, когда не везло с ролями, ты и решил заняться режиссурой?

Нет, учиться на режиссера я решил давно. На втором курсе нам дали задание для самостоятельной работы — поставить пародию. Так как я был старостой курса, нес ответственность за весь концерт — от задумки до реквизита. Тогда-то я и понял, что у меня есть организаторские способности и некий «вкусик», который, может быть, станет вкусом. Учиться заочно на режиссера в Щукинском училище крайне непросто, поскольку постоянно приходится напоминать себе, что ты должен совершенствоваться самостоятельно. Есть режиссеры, которыми я восхищаюсь, и от каждого хотелось бы взять самое лучшее. Для меня это Лев Додин, Томас Остермайер, Римас Туминас, Иван Вырыпаев, хотя я понимаю, что на данный момент подход последних двух мне не близок.

Насколько, на твой взгляд, интересна театральная жизнь нашего города? Интересно ли в ней существовать актеру и режиссеру?

Потенциально Нижний Новгород — все-таки театральный город. Но пока только потенциально. Ему сложно претендовать на театральную столицу. Нужно это принять и реагировать адекватно. Однако создать здесь своими силами что-то интересное и даже то, чего нет в Москве, возможно. Необязательно иметь счет в банке, чтобы поставить свой спектакль. Можно все сделать собственными силами благодаря фантазии. Буквально из ничего. Самое главное, нужно иметь внутреннюю боль и желание ее выразить, потому что, если тебе хочется что-то сказать, наверняка найдется хотя бы один человек, который захочет это услышать. Драма_talk, к примеру, стала для меня отправной точкой, а для кого-то это возможность выразить себя или просто тусовка. «Хозяина кофейни», который мы прочитали в рамках этого проекта, я потом поставил на площадке Арт-завода. «Театральный цех» дал жизнь спектаклю «Урод».

В театре драмы ты работаешь в основном с классическим материалом, а в независимых проектах — с современной литературой. Что тебе ближе?

Если пьеса хороша, актуальности она никогда не потеряет, вне зависимости от того, когда она была написана. Мне, конечно, интереснее как режиссеру работать с современной драматургией, острой, социальной, проблематика которой не просачивается в СМИ напрямую. Если сейчас важен вопрос о религиозных распрях, хочется взять этот материал. Не удивлюсь, кстати, что скоро появится пьеса о Борисе Немцове. Правда, при выборе современной литературы нужно иметь вкус, чтобы попасть в материал, который не останется газетным заголовком, а уйдет в вечность.

Каким ты видишь театр через 10–20 лет?

Театр меняется с экономикой страны, политикой, техническим прогрессом, хотя в целом он остается прежним. Сейчас происходит глобальный поиск формы — это котел, в котором происходит бурление, и каков будет этот продукт, пока непонятно. Я думаю, со временем зритель начнет еще больше ценить камерный театр, который позволяет разглядеть личность актера буквально под микроскопом. Человек хочет видеть на сцене живого человека, возможно, именно поэтому так ценится русский психологический театр. Мне бы лично хотелось развиваться в минимализме.

Беседовала Алина Мазина

Фото: Роман Бородин.

Поделиться:
Скрыть рекламу

Распродажа коллекции «Осень-Зима 2017/18»

Настало время зимних распродаж. Приходите в «Республику» за зимними коллекциями и приобретайте новый гардероб по выгодным ценам! Узнайте свою скидку на сайте ТЦ.

respublika-nn.ru