16+
Журнал / АВГУСТ 2015

Михаил Кузнецов: «Экология выходит на первый план»

Общероссийский народный фронт принял решение о создании рабочей группы «Экология и лес». В региональном отделении ОНФ за работу такой площадки отвечаете вы. И вот вопрос. ОНФ в сознании россиян прочно ассоциируется с президентом страны, а значит — с властью. А вот решение проблем экологии и даже просто озабоченность этими проблемами с властью как-то не ассоциируется совсем…

ОНФ — это все-таки не власть, хотя вы правы, работа Фронта напрямую ассоциируется с Президентом России Владимиром Путиным. Но идея ОНФ как раз в том и заключается, чтобы под одними знаменами собрать наиболее здоровые силы. Проще говоря, ОНФ — это организация организаций.

Почему именно экология? Так получилось, что после развала Советского Союза и до последнего времени страна фактически выживала. На какое-то время мы забыли, что экология — это и есть то, где мы живем, чем мы дышим, чем питаемся. Забыла в том числе и власть, которая действительно не очень много времени уделяла состоянию окружающей среды. Задачи были другие, заботиться приходилось не о том, чтобы завод лишние загрязняющие вещества в воздух не выкидывал, а чтобы он хотя бы просто работал, выпускал продукцию, платил людям зарплату. В кризисные времена не особо задумываются об экологии.

Но теперь люди уже не выживают, а живут. И они задают вопросы: в какой среде мы живем, в какой среде живут и развиваются наши дети? Им недостаточно просто поесть и одеться. Экология выходит на первый план, и не только в России, но и во всем мире.

Я с вами вот в чем не соглашусь. Да, для кого-то прошедшие 20 лет были периодом выживания, но для других людей эти же 20 лет стали временем невероятно быстрого, ошеломительного обогащения. Так с чего бы им, не привыкшим особо тратиться на экологию, менять свое мировоззрение?

Это сознание уже меняется и, я уверен, будет меняться. Кто-то дорос, обогатился и начал задавать себе вопросы о будущем, ведь его дети будут жить на этой земле и дышать этим воздухом, которые он, возможно, загрязнил. А до кого-то это еще не дошло. Здесь только один способ может быть действенным: привлечение общественного внимания. Одна из повесток, которую мы формируем, — это экологическое образование и воспитание. Крайне важно дать этот сигнал: лафа закончилась, хватит загрязнять нашу землю, наш воздух, нашу воду.

Чисто там, где убирают, или там, где не мусорят?

И там, и там. Но все эксперименты действительно подтверждают, что люди гораздо меньше мусорят там, где чисто. Так устроена наша психология. Поэтому и нужно воспитание. Если человек бросил бумажку или бутылку, то все вокруг должны знать, что он — свинья. В конце концов в любом деле профилактика дешевле лечения. Мы можем нанимать сколько угодно дворников и ДУКов, но мы никогда не добьемся нужного эффекта без перевоспитания и изменения сознания самих себя — жителей города. Мне очень понравилась фраза Михаила Задорнова: «Чтобы жить на европейском уровне культуры, не надо в Европу ехать. Надо прекратить гадить у себя в стране».

А кто входит в вашу группу при ОНФ? Не получится ли так же, как и с коррупцией, с которой у нас отправляют бороться чиновников?

Мы провели большую презентационную конференцию и пригласили туда всех, кто занимается экологией в регионе: и депутатов, и общественников. Но мы столкнулись с тем, что те же самые общественники считают свой профильный вопрос приоритетным, а все остальное — ерундой. Да и не все их инициативы однозначны. И, наоборот, есть темы, которые они почему-то вообще в упор не видят.

Например?

Синий забор на Нижневолжской набережной. Мы, в данном случае движение «Патриоты Нижнего», еще несколько лет назад собрали 35 тысяч подписей против этого безобразия и направили президенту, но я не видел ни одной общественной организации, которая выступала бы против синего забора.

А это экологическая проблема?

Конечно, какая же еще! Стройка на берегу Волги, за которой никто не следил, — это проблема. Стройка на берегоукрепительных сооружениях — это проблема. Угроза паводка, к которой эта территория абсолютно не готова, — это проблема. Набережная размывается, через нее течет мусор. Конечно, это экологическая проблема!

Итак, вы собрали экологов‑общественников. Кто эти люди? Сколько их? Чем они занимаются?

Реальных зарегистрированных и активно действующих экологических организаций в Нижнем Новгороде всего четыре. Для полуторамиллионного промышленного города это, безусловно, мало. Гораздо больше частных активистов, но мы столкнулись с тем, что они готовы играть роль общественной совести, объяснять всем, что и как нужно делать, но при этом, когда мы выходим на реальный субботник, их там нет. Своими ручками убирать грязь они не готовы. Они мнят себя выше этого.

У каждого человека свое мнение, своя истина. Мы стараемся найти области пересечения, золотую середину — то, с чем согласны все. Таким образом и будут расставлены приоритеты совместной работы и госорганов, и общественных организаций, и профессиональных экологов. Главное, что эта работа началась!

Беседовал Максим Калашников

Фото: Роман Бородин.

Поделиться: