16+
Журнал / ДЕКАБРЬ 2014

Сергей Потапов: «Мы сформировали новую элиту»

Для людей, следящих за политикой в Нижегородской области, заголовок этого интервью не станет сюрпризом. Сам заместитель губернатора Сергей Потапов не любит вспоминать, что когда-то вызвал переполох заявлением о смене элит. Но факт остается фактом: за восемь лет элита Нижегородской области видоизменялась и обновлялась. При этом группировалась она вокруг одного человека — губернатора Валерия Шанцева.

Оркестр Шанцева

Сергей Александрович, в сентябре 2014 года никто, в общем-то, не сомневался, что на выборах губернатора победит Валерий Шанцев. Основные споры велись о том, кого он оставит, а кого заменит в правительстве региона, о том, какой будет его структура. В октябре структура была объявлена, правительство сформировано. Какой она стала — команда Шанцева образца 2014 года? Насколько она едина, слаженна?

Мы не зря всегда употребляем выражение «команда Шанцева». И могу сказать, что это большая честь — быть в этой команде. Валерий Павлинович заряжает всех необыкновенной энергией. Да, с ним сложно работать, но зато интересно. Поверьте мне — все, кто хочет стать настоящим членом команды Шанцева, могут им стать.

Правительство можно сравнивать со спортивной командой, а можно — с музыкальной: есть смычковые, скрипка, альт, контрабас, медная группа, литавры, тарелки. Под управлением хорошего дирижера мы становимся настоящим оркестром. И наше  стремление — играть музыку без фальши.

Для меня главный девиз работы в команде — «пожертвовать своим ради нашего». Если эта формула получается, значит команда играет. Люди друг друга заменяют, поддерживают. Если же начинается перетягивание одеяла на себя, то командной игры не будет. Но у такого капитана, как Валерий Павлинович Шанцев, это просто невозможно.

Возвращаясь к музыкальной терминологии. То, что некоторые члены правительства были заменены, означает, что они начали «фальшивить»?

Просто меняются задачи. Если взять период с 2005 года, когда команда Шанцева приехала в Нижегородскую область по поручению Президента РФ Владимира Путина, то структура правительства менялась несколько раз, потому что менялись задачи. Давайте вспомним конец 2008 года — период экономического кризиса. Ведь тогда была произведена точно такая же операция: три заместителя губернатора (Виктор Клочай, Ирина Живихина и Сергей Потапов, возглавлявший представительство при Правительстве  РФ в 2009–2010 годах. — Прим. ред.) покинули свои посты, Валерий Павлинович забрал инвестиционный блок под себя. Он лично закрутил этот маховик, и когда движение началось в том ритме, который ему нравится, структура правительства снова претерпела изменения.

Люди переходят с места на место. Для роста человека, для его умения ориентироваться в вопросах управления  здорово помогают именно передвижения по горизонтали. У нас таких примеров очень много.

Что касается ушедших министров, я бы не сказал, что кто-то из них фальшивил. Доказательство тому — на первом же заседании нового правительства губернатор их поблагодарил и вручил почетные грамоты. Это оценка их труда. У нас не было оснований говорить, что они не справились с работой.

В «оркестре» Шанцева Сергею Потапову приходилось играть разные партии и с разными людьми

Лукавство КПРФ

И все же важнейшее событие этого года — выборы губернатора Нижегородской области. Результатами остались довольны не все…

Это лукавство, которое я уже неоднократно отмечал. У нас состоялся диалог со всеми, в том числе и с той партией, которую вы имеете в виду. А после этого они начали говорить о том, что им не дают собирать подписи. Но подождите — если вам нужны подписи, попросите об этом, ведь «Единая Россия» вам их предлагает. Мандаты-то у нее, она последние годы выигрывала выборы на районных уровнях. И тем партиям, которые к ней обратились, подписи собрать помогли.

Когда мне говорят про использование административного ресурса, я прошу не вводить людей в заблуждение. Это не административный ресурс. Это партийный ресурс!

Надо понимать, что и КПРФ сегодня — это уже не те коммунисты, что были раньше. Даже при Ходыреве. Вспомните эти имена: Владимир Кириенко, Николай Бенедиктов, Анатолий Арапов! Тогда документы из центрального комитета КПРФ присылали сюда, в Нижний Новгород, на экспертизу. Здесь была творческая лаборатория Коммунистической партии!

И еще о прошедших выборах. Объясните, пожалуйста, зачем все-таки нужно было «Единой России» отдавать свои подписи за кандидатов от других партий?

А это тоже отражение характера нашего капитана — Валерия Павлиновича Шанцева. Ведь это же, например, было его осознанное решение и желание — на праймериз по выдвижению кандидата в губернаторы от «Единой России» соперничать с самыми сильными. И там действительно не было кандидатур для галочки: и Евгений Люлин, и Виктор Клочай, и Игорь Щёголев, и Владимир Лебедев. Это сильнейшие кандидаты!

И когда он с огромным преимуществом победил на праймериз, резонным было предложение и другим партиям: «А для чего вы идете в политику? Для чего называете некоторых своих товарищей лидерами, если не для того, чтобы участвовать и стремиться побеждать на выборах?»

Для нас было естественным, что лидер праймериз «Единой России» Валерий Шанцев будет соревноваться с нижегородским лидером ЛДПР Александром Курдюмовым, с лидером НРО «Справедливой России» Александром Бочкаревым, с федеральным лидером «Коммунистов России» Максимом Сурайкиным и т. д.

Но в это же самое время два лидера, которые называют себя таковыми в НРО КПРФ (Николай Рябов и Владислав Егоров. — Прим. ред.), уходят от этой борьбы и выдвигают своего представителя — бизнесмена (Владимир Буланова. — Прим. ред.). Какой же это лидер Коммунистической партии? Но я еще раз говорю: «Единая Россия» и ему готова была отдать подписи своих муниципальных депутатов. Более того — где-то в конце кампании свои подписи ему предлагала и другая партия. Но ведь все отвергалось! У обкома КПРФ была такая самоуверенность, что даже в последний день сдачи подписей депутатов они ходили и бравировали: ничего, мол, не случится, кто-то там кого-то заставит. Почитайте газеты тех дней!

Так это все-таки была самоуверенность или осознанное провоцирование своего же собственного неучастия?

Я думаю, что истина где-то посередине, и вы, наверное, к этой истине близки. Когда не хочется обрушивать свои рейтинги, а в соревновании с Валерием Шанцевым это неизбежно, тогда и придумываются такие схемы: «Ах, нас не пустили! Ах, нам не дали!» Чего вам не дали? Вы не брали!

В феврале 2007 года Сергей Потапов заставил поволноваться всех, кто причислял себя к элите Нижегородской области

Естественный отбор

Еще одним важным политическим событием уходящего года стало определение новой схемы формирования муниципальных органов власти. Почему только в Нижнем Новгороде было решено оставить частичное избрание депутатов по партийным спискам?

Когда проходили совещания на всероссийском и на региональном уровнях, говорили, что есть разница между городом-стотысячником и городом-миллионником. Все политические стычки, отстаивания каких-то партийных позиций хороши только на федеральном уровне. В крайнем случае — на региональном. Но законодатель допускает норму в 25% депутатов Гордумы, избранных по партийным спискам, и эта норма для Нижнего Новгорода как для столичного города была выбрана.

Мое мнение заключается в том, что в муниципалитетах не должно быть политических распрей. Там не политика нужна, а нормальная работа, нормальные люди, непосредственно общающиеся с избирателями.

Где-то лет восемь назад вы произнесли фразу, которая всколыхнула весь политический бомонд Нижегородской области. Вы сказали, что команда Шанцева создаст в Нижегородской области новую политическую элиту. Получилось?

Я сказал, что в Нижегородской области нет единой элиты. Такой, какую в Москве создал Лужков, какую в Татарстане создал Шаймиев, — сплоченной и нацеленной на результат.

Прошли годы, и сейчас я скажу наоборот: в Нижегородской области такая элита есть, а в Москве и Татарстане наблюдается некоторая разобщенность. В итоге мы сформировали ее — новую элиту. Но не я, не Шанцев. Мы только участвовали в этом! Мы выходили с инициативой создания Общественной палаты, мы обновляли депутатский корпус. Ведь что такое элита? Это «отобранные», «выбранные»: населением, сообществом людей. А есть те, которые изначально, родившись, уже считают себя элитой. Но это не так. Их никто не отбирал, их никто таковыми не признает.

Я считаю, что сегодня в Нижегородской области очень достойная консолидация общества. И выборы в сентябре это еще раз подтвердили.

Беседовал Максим Калашников

Фото: Михаил Солунин

Поделиться: