Журнал / ДЕКАБРЬ 2016

Праздник должен продолжаться целый год

Изобретательный наш народ любимые даты не забыл, а приспособил их к вере христианской, которая тоже пришлась нам впору (масленичные гуляния на Щелоковском хуторе). Фото: Ксения Мигалова

С праздниками на Руси сразу получилось то ли очень хорошо, то ли совсем хорошо — так сразу и не поймешь.

Люди мы широкие, в радости — категоричные, если что-то начали праздновать — нас уже не остановить.

Будучи язычниками, мы праздновали приход каждого времени года да по целой неделе — трудодни тогда никто не считал.

Но языческих идолов покидали в воду и прежнюю радость попытались отменить.

Однако не тут-то было.

Так, для наших предков весьма своеобразно отмечавшийся день Ивана Купалы неожиданно стал днем святого Иоанна Крестителя — не пропадать же празднику. Перунов день обратился в Ильин день. А Колядки — праздник Солнца-Коляды — трансформировались в Рождество.

Создавая свой месяцеслов, наш народ лукаво позабыл многих апостолов и половину ветхозаветных пророков, зато выбрал не самых знаменитых мучеников — чтоб чтить их память. Объяснение такому выборочному подходу простое: на святцы накладывались прежние, как правило, связанные с сельскохозяйственным оборотом, праздники.

Так, мученик Исидор неожиданно стал Сидором-огуречником, отмечаемым 14 (27) мая.

Августовские Спасы, изначально связанные с Христом-Спасителем, тоже неприметно влились в устоявшийся сельхозоборот. Первый Спас, 1 (14) августа, посвященный кресту, стал медовым, так как в эти дни вынимали соты. Второй Спас, 6 (19) августа, посвященный преображению, превратился в яблочный. Третий Спас, 16 (29) августа — праздник в честь иконы с изображением Спасителя — именуется хлебным.

Языческой новогодней елочке тоже повезло — елка и елка, разве мешает она Иисусу из Назарета? Сделали ее рождественской, да и все тут.

Правда, позже, советская власть попыталась было елку отменить как пережиток, но вскоре даже коммунисты передумали. Оказалось, что и Владимиру Ильичу елка не помеха.

В монархические времена появились новые официальные праздники: так называемые высокоторжественные — дни восшествия на престол и венчания на царство императора, а также викториальные — в ознаменование побед: скажем, под Полтавой и под иными местами. Благо таких мест на территории России очень много: праздновать можно до помутнения.

Большевики существенно проредили прежние радости и обычаи русского народа, предложив свой, коммунистический иконостас, своих «святых», свои викториальные дни, свои высокоторжественные.

Но и они, как ни удивительно, прижились: и 1 Мая — День трудящихся, и 7 ноября, и 23 Февраля, и 8 Марта.

Вскоре большевики решили дополнить свой «месяце-слов» и прежними викториальными победами, и пышно отмечаемыми юбилеями русских классиков: до революции столь торжественно и всенародно ничьих юбилеев не отмечали.

Церковные праздники из широкого общественного обихода ушли — но в действующих храмах, конечно же, отмечались.

В деревнях же (я сам вырос в советской деревне и отлично это помню) продолжали отмечать и праздновать и языческую Масленицу, и Колядки на Рождество, и все три Спаса, и так далее, и тому подобное. И ничего — это для русского человека не вступало ни в малейшее противоречие с 8 Марта или с 7 ноября и уж тем более — с 12 апреля или с 9 Мая — праздниками воистину религиозными.

Затем явились новые времена — вместе с ними стали появляться новые праздники.

Реагировали мы на них поначалу с легким недоумением, но потом, куда деваться, стали привыкать.

Ничем не лучше русских князей, пытавшихся задвинуть языческие праздники, или большевистских вождей, отменявших праздники монархические, новая наша демократическая власть попыталась перенести день нашей пролетарской гордости и радости с 7 ноября на 4 ноября — так у нас получился День народного единства.

Но как в прежние времена люди готовы были без зазора совести праздновать Ивана Купалу одновременно с днем святого Иоанна Крестителя, так и сегодня начинают разливать 4 ноября — ровно затем, чтоб к 7‑му народное единство стало вовсе непреодолимым.

День Конституции с 5 декабря (день принятия Конституции в 1936 году) перенесли на 12 декабря (когда ее приняли в 1993 году), — впрочем, если опросить всех граждан России поголовно, 99% из них не сможет объяснить, в чем смысл переноса; да и не стоит это объяснять.

Таким образом, сегодня у нас самым органичным образом сочетаются Татьянин день — причем и как христианский праздник, и как светский День студенчества; советское 23 Февраля — День защитника Отечества и заодно 18 апреля — День воинской славы России, посвященный победе Александра Невского над тевтонцами, и 10 июля — монархический викториальный день победы под Полтавой; демократический День России 12 июня, посвященный принятому в 1990 году суверенитету РСФСР, а также другие, явившиеся в новые демократические времена праздники: День матери, День крещения Руси, советский День ВДВ. И ничего друг другу не мешает.

Как нам сообщили: Россия — щедрая душа.

С недавнего времени ведутся разговоры о том, чтоб сделать очередным праздником 16 марта — тем более что как раз этот день у нас не занят ничем.

В 2014 году в этот день был, напомним, проведен референдум о статусе Крыма, на основании которого была провозглашена независимая Республика Крым, тут же подписавшая с Россией договор о вхождении в состав РФ. Событие это обрадовало целую страну и радует по сей день.

Может, и праздник в связи с этим нам устроят очередной.

Правда, небольшая часть населения страны все-таки нашла причины для огорчения в этот день: возвращение Крыма им показалось не слишком корректным.

И хотя эти граждане по отношению к основной массе народа составляют оглушительное меньшинство — влияние их огромно и возможности серьезны. Неровен час, они к власти придут в России и дату отменят. И подцепят к 16 марта какую-нибудь другую дату, вроде Дня Нерушимости Демократических Принципов.

Русский человек подумает-подумает и скажет: ну а что, давайте и этот праздник праздновать, какая разница, лишь бы всем было весело.

И всем снова будет весело.

Время от времени всякие чудаки пытаются доказать, что история России насчитывает то четверть века (оказывается, мы родились в 1991 году, а до этого жили невесть где), то ли 500 лет (измеряют отчего-то только историю Российской империи, отрезая Московское царство и Древнюю Русь), то ли еще сколько-то, но тоже с вычетами, купюрами и неловким монтажом.

Всем чудакам у нас есть ответ один и простой: народную память не обманешь.

Так что 27 февраля мы начнем праздновать День спецопераций — официальный праздник, появившийся в 2015 году в честь «вежливых людей», плавно перейдем к Масленице, зацепим 8 Марта, проведем 16 марта празднование Волоколамской иконы Божиeй Матери и иконы златоустовской «Знамение» и в тот же день сомкнем бокалы за этот ваш, как его, День нерушимости…

И все это будет органично: главное, чтоб на месте были и Кремль, и Крым, и вера, и наша огромная память о нашем огромном прошлом.

В конечном счете цель у нас одна: праздник должен продолжаться целый год, причем на законных основаниях.

Желательно, чтоб на каждый день приходилось по три праздника минимум.

Дабы звон бокалов, колоколов и праздничный салют смешивались воедино и даровали нам ощущение того, что мы причастны к огромной и удивительной истории своей Родины.

Что мы все здесь не зря собрались.

Поделиться: