Журнал / ФЕВРАЛЬ 2015

Софи Жинт: «В Нижнем Новгороде я дома»

В 2014 году в столице Приволжья прошло беспрецедентное количество культурных событий с участием французских музыкантов, художников, писателей, чаще всего приезжавших по приглашению «Альянс Франсез», образовательного и информационного представительства Франции в России, имеющего свой центр и в Нижнем Новгороде. В течение последнего года этот центр стал активным участником культурной жизни города во многом благодаря творческой работе его директора Софи Жинт. Именно она стала героем рубрики «Международные связи».

Взгляд со стороны и изнутри

Вы уже год живете в Нижнем Новгороде. Как изменилось за это время ваше восприятие города?

Нижний Новгород открываешь постепенно, каждый день узнаешь что-то новое. Сейчас, например, я очень хорошо ориентируюсь, но в самом начале было легко заблудиться. Мне приходилось жить в разных местах Франции, и каждый раз самое трудное — держать в памяти карту города. Я думала, что это возможно, только когда живешь в своем родном городе. Сейчас, прожив год в Нижнем Новгороде, я могу сказать, что у меня в голове есть его карта, по крайней мере центральной части. А это значит, что в Нижнем я дома.

Ваши любимые места в Нижнем Новгороде?

Я живу на Большой Покровке, рядом с драматическим театром, люблю Александровский сад, Чкаловскую лестницу, Верхневолжскую набережную. Люблю Волгу, особенно вид на реку из кремля. В Нижнем Новгороде очень много интересных кафе, баров, ресторанов, и мне как француженке это тоже очень нравится: у нас во Франции ходить в кафе — целая традиция.

Есть чем удивить иностранца в Нижнем Новгороде?

Да! Первое, что приходит в голову, это Арсенал — удивительное и красивое место, авангардная площадка для современного искусства, не уступающая европейским. Еще у вас есть Волга, для французов это река-миф, река-мечта, которую нужно непременно увидеть. Ну и, конечно, французы очень гордятся канатной дорогой, которую построили в Нижнем. А еще я для себя открыла фабрику «Ариель». Елочные игрушки, которые там делают, — одновременно и экзотика, и волшебство.

Эрик Эмманюэль Шмитт, автор известного романа «Оскар и Розовая дама», провел в Нижнем Новгороде несколько встреч с читателями

Часть Франции в Нижнем Новгороде

В прошедшем году «Альянс Франсез» провел в Нижнем Новгороде множество культурных акций с участием французских артистов. Какова основная цель этих мероприятий?

Я человек культуры, раньше во Франции работала продюсером в русском театре, преподавала французский язык, а язык и культура — очень близкие понятия. И то, чем я занимаюсь здесь, в Нижнем Новгороде, — это своеобразное продолжение моей прежней работы. Я хочу поделиться французской культурой с нижегородцами, сделать ее более доступной, рассказать о возможностях изучения французского языка с помощью «Альянс Франсез». Но для меня также важно, чтобы было больше совместных проектов с нижегородскими учреждениями культуры и образования, причем ориентированных не только на тех, кто изучает французский язык, но и на всех жителей города. И мне приятно, что мы всегда находим понимание городских властей, которые нам очень помогают в организации наших культурных событий.

Какие мероприятия, организованные «Альянс Франсез» в прошлом году, вы считаете наиболее важными?

Они все важны независимо от того, насколько масштабный проект мы проводили. Конечно, когда приезжает такой известный писатель, как Эрик Эмманюэль Шмитт, его встречу с читателями организовать легче, чем выступление современных камерных музыкантов. Нижний Новгород — большой город, в нем есть аудитория для самых разных явлений культуры. Нижегородцы любят классику, но и концерт французской рок-певицы Мэль прошлым летом собрал очень много зрителей.

Je suis Charlie

Как вы оцениваете уровень толерантности нижегородского общества?

В целом, я думаю, Нижний Новгород — спокойный и толерантный город. Об этом говорит сам факт, что здесь представлены основные мировые религии, и мы не видим никаких конфликтов.

После трагических событий во Франции в январе этого года получили ли вы слова поддержки из Нижнего Новгорода?

Когда это произошло, я как раз была во Франции и получила сообщения со словами поддержки от моих коллег. Конечно, и в России, и во Франции не все однозначно восприняли то, что произошло. Во Франции свобода прессы и традиции сатиры существуют уже давно, восходя еще к Французской революции. Это близко к юмористическим рисункам, которые распространены и в России. Я давно не читала газету «Шарли Эбдо», но когда это случилось, я была в шоке, потому что для меня это просто рисунки, как можно убивать за них людей?! Позже, увидев, какая была реакция в некоторых странах Африки и местами здесь, в России, я поняла, что существуют разные культуры, различия между которыми неизбежно приводят к непониманию.

Вы Шарли?

Да, я Шарли. Я Шарли, потому что убивать людей — немыслимо. Но я вполне допускаю, что можно не понимать до конца то, что произошло, и не упрекаю тех, кто не понимает.

Что, на ваш взгляд, мы все, в том числе в России, должны сделать, чтобы такое не повторилось?

Культура спасает мир. Культура и образование — вот то, что помогает преодолевать расстояния, общаться, понимать, критиковать, если кто-то не согласен. Поэтому мы как культурный центр и работаем для того, чтобы между нашими народами было больше точек соприкосновения. Важно общаться, объяснять, открывать двери. Пусть это звучит наивно, но я убеждена, что именно это и нужно продолжать делать, чтобы объединить людей.

Жорж Барбье, родной дед Софи Жинт, в своем дневнике рассказывает о дружбе с русскими солдатами в плену на территории России во время Первой мировой войны

Россия — судьба

Правда ли, что история вашей семьи тесно связана с Россией?

Мой дед, Жорж Барбье, был французом, но родился в Эльзасе, который в начале XX века был территорией Германии. Когда началась Первая мировая война, всех мужчин призывного возраста отправили на фронт. Позднее он сдался в российский плен, чтобы не воевать на стороне Германии. Дед путешествовал от Польши до Ташкента на поезде, пешком, верхом и каждый день вел дневник, где рассказал, какая дружба существовала между пленными и русскими охранниками, потому что все они были против немцев. Шла война, но они играли в карты, организовывали вечеринки, дед пел французские песни и учил своих охранников и других пленных французскому языку. Поэтому дневник читать очень легко и весело, несмотря на то что условия жизни тогда были далеко не легкими. Этот дневник можно было увидеть в прошлом году в Русском музее фотографии на выставке «Весна, милосердие и любовь», посвященной Первой мировой войне.

Что связывает с Россией лично вас?

Когда мне было 11 лет, мои родители решили, что я должна учить русский язык. Мне всегда казалось, что это было сделано исключительно для того, чтобы поступить в хороший лицей, где требовалось выбрать для изучения какой-либо редкий язык. Но после моего приезда в Нижний Новгород и проекта с дневником деда я поняла, что моя связь с Россией глубже. У вас, русских, есть представление о судьбе, которая сильнее твоего выбора. Наверное, я и люблю Россию, потому что это моя судьба.

Беседовал Андрей Журавлев

Фото: Роман Бородин

Поделиться:
Скрыть рекламу

Современная классика

Уникальное расположение, премиальная концепция и безупречная репутация девелопера, делают его наиболее привлекательным объектом нижегородского рынка недвижимости бизнес-класса.

domnasvobode.ru