16+
Журнал / ИЮНЬ 2016

Нина Богородицкая: «Выставка опередила историю»

Нина Алексеевна, вы – один из лучших специалистов по истории и экономике Нижегородской области рубежа XIX-XX веков. Почему в 1896 году именно Нижний Новгород стал местом проведения Всероссийской промышленной и художественной выставки?

Для начала вспомним, что всего таких выставок было 16. Первая была проведена в 1829 году по инициативе Николая I. Какие бы отрицательные оценки его политики не давали историки, вне всякого сомнения, Николай I уделял большое внимание развитию экономики страны. И 10 выставок было организовано при нем, а во второй половине XIX века, уже после отмены крепостного  права – всего четыре, но с большим размахом.

Следует отметить так же, что одновременно с выставками 1870-1890-х годов проводились всероссийские торгово-промышленные съезды для «уяснения нужд русской промышленности и торговли и пожеланий торгово-промышленного сословия». 

Все выставки проводились в ключе протекционистской политики российского правительства, проще говоря – в целях развития нашей экономики, промышленности и торговли. И в конечном итоге они помогли российским предпринимателям осознать себя как класс. Неслучайно 17-ю, несостоявшуюся выставку, планировали провести уже сами предприниматели. Она, кстати, задумывалась тоже в Нижнем Новгороде и должна была пройти в 1917 году – в честь столетия перевода ярмарки из Макарьева в Нижний Новгород.

Но вернемся к 16-й выставке. Все выставки до 1896 года проходили в столичных городах: Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве. Нижний Новгород стал первым провинциальным городом, определенным для проведения такого масштабного события. Это решение в 1893 году принял Александр III – император, который прислушивался ко всем чаяниям и пожеланиям предпринимательского сообщества, очень много сделал для экономики, и во многом благодаря его политике Россия испытала небывалый промышленный подъем в конце XIX века. Выбор Нижнего Новгорода, конечно, не был случайным. Изначально это город торговли, промышленности, со своей знаменитой ярмаркой, которая имела не только всероссийское, но и мировое значение. Именно на ярмарке устанавливались мировые цены на выделанную пушнину, а потом, в начале ХХ века – я забегу вперед – и на нефтепродукты. И ярмарка могла обеспечить большое стечение народа, которое необходимо для проведения Всероссийской выставки.

Выставка в первую очередь была направлена на своих же, российских предпринимателей? Себя показать и других посмотреть?

Ее главной целью было знакомство промышленников и торговцев с новыми достижениями, а если дословно – «разнести полезные сведения по всей земле русской…». А вторая задача – это поиск новых рынков сбыта, заключение торговых договоров и привлечение иностранных инвестиций в экономику России. Другое дело, выполнились ли эти задачи…

Нижегородская ярмарка не смогла бы вместить в себя выставку 1896 года, но стала ее неотъемлемой частью

Об итогах еще поговорим. Историки и краеведы спорят о том, какое отношение к Выставке 1896 года имела (если имела) Нижегородская ярмарка.

Я считаю, что это неразделимые вещи. Неслучайно и сроки проведения ярмарки в 1896 году были передвинуты на время проведения выставки – с 28 мая по 1 октября. Да, территориально они располагались в разных местах, но все равно рядом, народ перетекал с выставки на ярмарку или наоборот. Император Николай II, приехав в Нижний Новгород 17 июля 1896 года, посетил сначала выставку, а потом сразу же отправился на ярмарку… Здесь находилась и первая электростанция (она была экспонатом выставки), директором которой на протяжении 10 лет был знаменитый изобретатель Александр Попов. И развлекательная часть выставки тоже была именно на Нижегородской ярмарке – в расположенном там кафе-концерте Шарля Омона демонстрировалось новейшее изобретение «Синематограф Люмьера» и можно было посмотреть самые первые фильмы: «Поливальщик», «Прибытие поезда», «Кормление младенца».

Насколько затратным было проведение Выставки? И, собственно, откуда шло финансирование?

На выставку государство выделило три миллиона рублей. И плюсом – один миллион на благоустройство города. Трудно сейчас перевести это в актуальное денежное выражение. Но, вот, например, нижегородцам тогда очень хотелось построить постоянный железный мост через Оку, но он как раз и стоил три миллиона рублей. А государство выделило на него лишь 400 тысяч. Этих денег хватило только на обновление понтонного моста. Другое сравнение: при посещении ярмарки императрице Александре Федоровне железо-торговцы сибирского ряда подарили золотую  корзиночку с ландышами из жемчуга и бриллиантов. Стоила она 250 тысяч рублей…

Если сравнивать масштабы, то удалось ли Нижнему Новгороду соответствовать уровню проведения выставок в столицах?

По территории Нижегородская выставка опережала последнюю московскую выставку 1882 года в три раза, по размаху экспозиции - более чем в два раза! А по количеству посетителей – за эти 192 дня выставку посетил миллион человек, как и в Москве. Так что для того времени выставка в Нижнем Новгороде уступала только Всемирной чикагской выставке 1893 года. Но уступала сильно: если у нас в день было восемь тысяч посетителей, то там – миллион.

И об итогах. Так удалось ли Выставке повысить интерес к Нижнему Новгороду, к той же ярмарке? Выполнила ли она те задачи, которые перед ней ставились?

Следует признать, что Нижегородская выставка 1896 года была эпохальным событием не только для Нижегородской губернии, но и для России в целом. Она подвела итоги экономического и культурного развития России к концу ХIХ века. В Нижнем Новгороде был пущен электрический трамвай, освещены центральные улицы, отремонтированы и построены многие городские здания. Но ожидали, конечно, большего… Были прекрасные идеи, была отличная организация, потрясающая образовательная программа… Но посетителей было мало, особенно тех, на кого она была рассчитана – предпринимателей, иностранных гостей. Выставка опередила историю, и далеко не все представленные на ней вещи были адекватно восприняты обществом. Максим Горький, например, совершенно не воспринял картины Михаила  Врубеля «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович», написанные в «стиле модерн». И тот же Горький язвительно пишет о выставке, что она была для народа, но без народа… Сергей Елпатьевский в журнале «Русское богатство», на мой взгляд, дает достаточно верную оценку Нижегородской выставки. Он пишет: «русский народ не дорос еще до таких выставок». Вот это не в бровь, а в глаз! Это как мы сейчас не доросли еще до демократии…

Беседовал Максим Калашников

Фото: Роман Бородин.

Поделиться: