16+
Журнал / МАРТ 2017

Танец осознанности

Когда в XVIII–XIX веках европейцы открывали культуру народов Полинезии, они поразились особенностям их половой этики. Туземцы, включая детей, не испытывали ни малейшего стеснения по поводу секса, считая его средством связи с космической силой, которую называли маной. В современном цивилизованном обществе половой вопрос считается щекотливой темой, что, впрочем, не мешает сосуществованию десятков сексуальных практик — от веселых и безобидных, вроде полинезийских, до деструктивных и жестоких, о которых лучше не знать. Понятие нормы условно, скажете вы — и, вероятно, будете правы. Но станете ли вы сидеть на двух стульях, когда речь пойдет о воспитании ваших детей?

Разнообразие сексуального опыта, доступное жителю большого города, сбивает с толку иного взрослого. А для подростка, который в силу отсутствия жизненного опыта и особенностей своего возраста может быть отнесен к группе риска, это настоящая бездна, населенная неизвестными и странными существами. Нырять в нее без снаряжения и подготовки опасно и неразумно. Но соответствующее оборудование в Нижнем Новгороде — дефицит, а профессиональных инструкторов, владеющих не только теорией, но и требуемым уровнем осознанности и развитым эмоциональным интеллектом, практически нет.

Нет и уроков сексуального воспитания в современной российской школе. Федеральный государственный образовательный стандарт общего среднего образования говорит о семье, социальной активности, нравственности, но ни слова о практической стороне вопроса или тем более воспитании сексуальной культуры. Пункт № 5 общих положений стандарта одной из задач школы провозглашает «подготовку осознающего и принимающего традиционные ценности семьи, осознающего ответственность перед семьей человека». На этом все.

«Сексуальный акт не упоминается ни в одном школьном предмете, — рассказывает начальник отдела дошкольного и общего образования министерства образования Нижегородской области Виктор Шмелев. — Информацию о репродуктивных органах школьники получают на уроке биологии в восьмом классе из учебника “Человек: анатомия, физиология, гигиена”. При этом речь идет только о строении органов. О контрацепции в школьной образовательной программе также не упоминается».

Почему нет

«Массового полового воспитания в школах нет, потому что дети развиваются по-разному, — считает кандидат психологических наук, директор нижегородской школы № 24 Елена Моисеева. — В одном классе учатся те, кто в силу особенностей своего физиологического развития далек от этой темы, и избыточная для них информация может только навредить; те, кто уже готов и им уроки сексуального воспитания могут быть полезны; а также те, кто, как в одном известном анекдоте, на предложение отца поговорить о сексе могут ответить „Ну, хорошо, пап, что ты хочешь узнать?“» Централизованного решения не может быть и потому, что позиция взрослых по вопросу полового воспитания отличается. Известны случаи, когда попытки вести с детьми беседы на данную тему заканчивались жалобами от родителей, которые в силу религиозных или иных причин не считают нужным выносить эту тему на широкое обсуждение».

День святого Валентина превращается в игру, которая воспитывает  чувства с юных лет

Это главное, но есть и другие аргументы. Международная школа имени М. В. Ломоносова в Нижнем Новгороде имеет практический опыт внедрения специального курса по сексуальному воспитанию. Дело было в 1990‑х годах. Не пошло.

«Курс назывался “Культура пола” и в содержательной части, на мой взгляд, был достаточно толково построен, — рассуждает директор школы Галина Клочкова. — Но дети называли преподавателя “половиком”, все смеялись и не видели практического смысла в предмете “без оценок”. В конце концов было решено, что это не самая эффективная трата учебного времени, и курс отменили. Так что вряд ли специальный предмет по сексуальному воспитанию в школе может быть уместен. Беседы такого содержания хорошо ложатся в контексте биологии и в разрезе социальных предметов, например теории права или обществознания».

«Можно вспомнить, что в практике советской школы существовал опыт введения обязательных учебных предметов “Основы семейной жизни”, “Гигиена юноши и девушки”, — отмечает Виктор Шмелев. — Это не увенчалось успехом. Причина — отсутствие кадров, способных на личностно-профессиональном уровне вести доверительные беседы с подростками. Ведь мало быть профессиональным учителем-предметником, необходимо быть учителем-личностью, с которым подросток захочет вести диалог».

Личность учителя

Итак, внедрять сексуальное воспитание как специальный курс обучения взрослым отношениям в современной российской школе не стоит. Общее понятие «дети» условно, и найти единый подход для всех не получится. Правила есть, но они могут быть разными. Они впервые применяются к ребенку в семье, где и начинается гендерное развитие. И в дальнейшем оказывают определяющее влияние на формирование сексуальной культуры личности — этого длительного, многогранного и сложного процесса поиска себя в той роли — мужской или женской, которую человек играет по факту рождения. И то, что один из ключевых этапов этого процесса приходится на период школьного обучения, так или иначе несет вызов для системы общего среднего образования.

Дети пишут друг другу валентинки и отправляют их со школьной почтой

«Педагога готовят к тому, что он, возможно, будет иметь дело с ситуациями, в которых будут затронуты отношения полов, и от него потребуется адекватная реакция, — рассказывает декан факультета психологии и педагогики Нижегородского государственного педагогического университета имени Козьмы Минина Ольга Богородская. — Однако, на мой субъективный взгляд, для того чтобы участвовать в формировании у школьника позитивной сексуальной культуры, этого недостаточно. Прежде всего личность педагога должна быть гармоничной. Проще говоря, у него самого не должно быть проблем с сексуальным воспитанием. Это возможно, если он сам ответственно и осознанно проходит различные периоды своего сексуального развития. Только в этом случае он может дать ответы на вопросы, которые возникают в этой сфере у его учеников. К сожалению, в России в принципе проблема с осознанным отношением к этим вопросам».

Воспитание чувств

«Если понимать под сексуальным воспитанием в том числе воспитание культуры чувств, этику эмоций, то школа обладает достаточным ресурсом, чтобы участвовать в этом процессе, — говорит Галина Клочкова. — Образовательная программа по литературе может содействовать процессу воспитания культуры полового поведения с четвертого класса. Но это очень тонкая работа, в которой многое зависит от индивидуального стиля учителя. Если учитель осознает свою социальную роль, будь то молодая девушка, мама, бабушка или молодой человек, муж, отец, то он будет транслировать нечто, что ребенок воспримет как обучение важным социальным навыкам. Если учитель культурно развит, то, рассказывая о переживаниях литературных героев, он будет апеллировать к примерам из музыки, живописи, формируя эмоциональный интеллект ребенка. И прописать границы этого в образовательной программе сложно».

Вроде бы в плоскости технологической проблема решается просто — недостаток методических материалов и образовательных практик можно восполнить опытом западных стран. Например, Дании, где половое воспитание давно является важной частью школьного образования. Кстати, при этом используется междисциплинарный подход, специального урока нет. Что касается чувственного уровня, развития осознанности и эмоционального интеллекта как способности распознавать эмоции других людей, понимать и контролировать свои собственные чувства, все гораздо сложнее. Ясно, что хорошему учителю необходимы не только навыки, но и осознанная вовлеченность в проживание собственной жизни. И здесь образование заканчивается, начинается терапия.

Текст: Александр Поздняков

Фото: Роман Бородин, предоставлены экспертами.

Поделиться: