Журнал / МАРТ 2017

«На фоне Пушкина снимается семейство…»

«Супружеская пара», 1890-е гг., Нижний Новгород. Максим Дмитриев. Из фондов РМФ

Фотографический портрет в конце XIX века стал доступен практически для всех слоев населения. Поход в фотосалон планировали заранее — для семьи это всегда было целым событием. К этому относились очень серьезно. Дружно обсуждали. Прежде чем отправиться, тщательно продумывали все детали одежды, женщины надевали праздничное платье, делали прическу, детей одевали в самое нарядное.

И вот наступал долгожданный день! Семья отправлялась к фотографу. Как правило, в салоне было несколько фонов, декораций, красивая интерьерная мебель. Заказчик выбирал понравившийся фон, а фотограф продумывал композицию и выстраивал группу. Фотографии выходили душевные, теплые, трогательные. Иногда мужчина стоял, рядом сидела женщина, его рука лежала у нее на плече. Он как бы оберегал ее от всех невзгод. Рядом стояли дети. Иногда наоборот, мужчина сидел, а женщина стояла, положив свою руку ему на плечо. Полное доверие. Психология отношений хорошо продумана и выстроена. Иногда их головы слегка наклонены друг к другу или муж слегка приобнимает свою супругу. Трогательно — нежные сдержанные эмоции. Во взглядах — спокойствие. Здесь нет места пошлости и грубости. Фотографироваться ходили раз в несколько лет, но в каждом доме были семейные снимки.

«Семья начальника Нижегородского кадетского корпуса генерала Л. П. Жилинского», начало ХХ века, Нижний Новгород. Максим Дмитриев. Из фондов РМФ

Ворвавшийся 1917 год все резко изменил не только в политике, экономике, но и в культуре, канонах красоты и эстетики. К фотографическому процессу больше не относились с трепетом, как к какому-то волшебству. Семейные фотографии стали более обыденными, казенными, сухими, размеренность и спокойствие исчезли. Теперь на снимке мужчина мог держать сигаретку в зубах или стоять, засунув руки в карман; женщина может стоять в вызывающей позе или сидеть, положив ногу на ногу. Все прежнее, достигнутое ранее, исчезло, и неслучайно. «Слащавые портретики, пейзажики и натюрмортики» в первые годы советской власти порицались как пережиток прошлого, как буржуазный вид искусства. Проявление эмоций и чувств не поощрялось. Фон чаще всего был нейтральный, серый, красивые интерьеры исчезли. Вазочки и салфеточки считались украшательством, буржуазным наследием.

В 1929 году произошел окончательный разгром старой фотографической школы, гонениям подверглись те, чьи произведения совсем недавно превозносили. В черный список попали такие мастера портретного жанра, как Александр Гринберг, Моисей Напельбаум. Превозносилась репортажная фотография как пролетарский вид искусства, рассказывающая о достижениях на селе, о новостройках, о разработке угля и добыче нефти…

Со временем фотография стала повседневной, обыденной и не такой торжественной, как раньше. Фотографов стало больше, а качество снимков зачастую оставляло желать лучшего. Суета жизни унесла все трогательное и милое.

«Семья», 1954 год, г. Горький. Автор неизвестен. Из фондов РМФ

В настоящее время в каждой семье есть фотокамера, можно за пять минут распечатать любой снимок. Фотосалон посещают в основном только для того, чтобы сделать «фото на документы», иногда портфолио, иногда свадебную съемку. В портретах появилась тенденция к эротичности и гламурности. Размеренные семейные фотографии ушли в прошлое. И от этого немного грустно.

Поделиться: