16+
Журнал / СЕНТЯБРЬ 2015

Александр Прудник: «Конфликт заложен Конституцией»

Александр Васильевич, меняются эпохи, меняются названия институтов и органов власти, но неизменным остается, кажется, только одно: конфликт областного и городского руководства. Это что, традиция Нижнего Новгорода?

Столкновение между городской властью регионального центра и областной региональной властью является не исключением, а правилом. Оно не зависит ни от личностей, ни от региональных традиций. Одни губернаторы, как Немцов, были законченными либералами, другие — представителями традиционной партийной номенклатуры, я имею в виду Склярова и Ходырева, третьи — современными технократами, каким является пришедшей к нам из Москвы Шанцев. Но независимо от того, кто был главой региона, рано или поздно возникал конфликт с руководством местного самоуправления, в данном случае — с главой Нижнего Новгорода.

То есть никакого личностного фактора не существует?

Конфликт носит персонифицированный характер только в массовом сознании: Борис Немцов против Ивана Беднякова, Иван Скляров против Юрия Лебедева, Валерий Шанцев против Вадима Булавинова. У населения действительно складывается впечатление, что конфликтуют между собой люди. Но на самом-то деле люди в данном случае утрачивают свою индивидуальную волю и становятся частью социального механизма.

Этот механизм заложен в Конституции Российской Федерации, которая была принята на волне демократических преобразований и доминирования либеральных ценностей. В нашу Конституцию тогда был внесен фундаментальный принцип, что местное самоуправление не входит в систему государственного управления.

Но ведь в других политических системах этот принцип источником конфликта не является…

Да и у нас, в России, в дореволюционной системе власти конфликта между губернатором и городским главой, который, кстати, тоже избирался не всем населением, не существовало. Просто принцип вертикали власти хотя и соблюдался очень жестко, но и работал по-другому. Политически и административно была только одна вертикаль: от императора к генерал-губернатору, который был абсолютно суверенным и полномочным представителем центральной власти и даже командовал войсками, расположенными на территории губернии. То есть он обладал даже большими полномочиями, чем нынешние полпреды президента. Но при этом общество тогда было рыночным: соблюдались права собственности и неукоснительное уважение к чужим деньгам. Так вот, на деньги местного самоуправления никто никогда не покушался. Тогда все понимали: это не твои деньги, это деньги жителей Нижнего Новгорода (или любого другого города), которые через систему налогообложения перечисляли их в систему местного самоуправления. Как и сейчас, городской глава не был ни государственным служащим, ни чиновником, он представлял интересы жителей.

Последовавшая советская система от этой явно отличалась…

Она отличалась от всех систем главным образом тем, что не совпадала с реальностью. Формально городом управлял городской Совет и его председатель, а на самом деле — городской комитет партии. Политическая часть управления вся сосредотачивалась в партийной структуре, техническим исполнителем являлся горисполком. Но и тогда бывали случаи, когда председатель горисполкома мог в чем-то не соглашаться с первым секретарем обкома или когда представители партийных структур пытались решить общеполитические задачи за счет местного бюджета. Но особенность советской системы власти заключалась в том, что споры и дискуссии никогда не были публичными. Они существовали только в кабинетах. Да и система партийной дисциплины была беспощадной.

Вернемся к современной политической традиции. В каком виде она сложилась?

Современная российская политическая традиция зиждется на жесткой вертикали власти и на ее персонификации. Есть президент, есть губернатор и есть мэр. Повторюсь, мало кто понимает, что мэр на самом деле не входит в эту вертикаль. Это просто не укладывается в архетип нашего общества. Но именно на уровне губернаторов вертикаль власти заканчивается. Поэтому любой губернатор стремился расширить степень своих управленческих, властных полномочий, а самым мощным ресурсом всегда был город, особенно административный центр региона. Попытка губернаторов использовать этот ресурс неизбежно вызывает сопротивление со стороны мэров и городских депутатов.

Грустно, Александр Васильевич, получается. Конфликт вечен?

Пока на институциональном уровне не будет ответа на вопрос, кто на самом деле является источником управляющих решений на территории крупных городов — губернатор или глава города, конфликт будет существовать. Он может сниматься двумя способами. Первый — отказ от принципа отделенности местного самоуправления на уровне крупных городов и приравнивание главы города к уровню губернатора-госслужащего. А вторым способом исчерпать конфликт может стать возвращение к дореволюционному принципу полного невмешательства в бюджет города. Это четкие правила: все, что получает регион по линии государственного управления, контролирует только губернатор, городу это не принадлежит. А все, что город и его жители получают здесь, на месте, принадлежит только местному самоуправлению.

Беседовал Максим Калашников

Фото: Роман Бородин.

Поделиться: