Журнал / СЕНТЯБРЬ 2016

Хранитель свитка времени

Виктор Григорьевич Калинин. Фото В. Н. Серегина, В. Е. Оверченко из книги: В. С. Манин. Виктор Калинин. Цвет времени. М.: СоюзДизайн, 2006

За свои достижения Виктор Григорьевич награжден золотой медалью Российской академии художеств. Но с нижегородской землей он связан навечно тем, что именно здесь учился в Горьковском художественном училище с 1962 по 1965 год. Потому со своими работами Калинин много раз принимал участие в выставках, проходивших в Нижнем Новгороде. Но я, хоть и очарован творчеством этого выдающегося мастера, в этой статье хочу поговорить о его не менее талантливых стихах.

Виктор Калинин — автор нескольких книг поэтических произведений. В работе со словом он предстает и как глубокий философ-созерцатель, и как размышляющий, неравнодушный историк, но главным образом как талантливый живописец: «Оступиться в синичий свист, / Уложиться в собачий лай, / На обласканный светом лист / Поселить прошлой жизни рай. // Рай забот и ночных тревог, / Рай стыда за неловкий жест — / Изнуряющий рай дорог, / Уводящих из райских мест».

Дружеский «Портрет писателя Валерия Сдобнякова». Эта картина Виктора Калинина выставлялась во многих музеях и выставочных залах страны

Это строки художника, пытающегося на холсте передать сложную полифонию чувств и переживаний. Это строки творца, в своих стихах «не попрошайничающего у вечности», хранящего «свиток времени», ловящего «искры потухающих звездных костров», пытающегося оседлать «клейменных временем коней» и видящего, что «в глыбы облаков вмурован ветер». Да, это замечательная поэзия, выросшая из живописи, где через созерцание окружающего мира художник слова открывает нам, читателям, нечто непривычное, ранее не замечаемое, не осознаваемое в будничной суете. Не замечаемое и не постигаемое в обыденности. В этом и есть чудо творчества — как поэзии, так и живописи. В этом и чудо пережитого, наполненного чувством слова, и восхитительный образный зрительный ряд. Когда же эти два чуда сливаются воедино, мы, слушая ли стихи, рассматривая ли картины, открываем в себе неведомые, недосягаемые ранее миры: «Высот господствующих кобальт / И умбры выспавшейся выпас. / Звезды серебряная проба / На глади озера укрылась. / И слоя красочного осыпь / Дорогу к лесу перекрыла. / Как будто — ночь, как будто — осень, / Как будто ЭТО с нами было».

И стихи, и живопись у Калинина абсолютно созвучны друг другу.

Есть у Виктора Григорьевича большой цикл стихов «Посвящение Ирине». Хотя произведения из него и обращены к жене, а значит к самому близкому и родному человеку, но это не стихи о любви в привычном, обывательском понимании. Тут происходит особый разговор с музой без всяких сантиментов. Тут все важно, взывает к думам о вечном. Калинин не умеет пустословить: «Пароконная тяга отпущенных сроков пуглива. / Параллельная жизнь, увядшая жизнь плодоносит. / На гончарном кругу Бытия стынет лунная глина, / А горшечник усталый уносит ее и уносит».

Одна из книг-альбомов о творчестве художника.The State Russian Museum presents: Victor Kalinin / Almanac, Edn. 263 Palace  Editions, St. Petersburg, 2009

«Горшечник усталый», «Как будто ЭТО с нами было». А может быть, и правда было, раз душа откликается и сердце волнуется от неких то ли воспоминаний прошлого, то ли предчувствий будущего? Ведь все в мире уже когда-то было… и все будет, все повторится — любовь и ненависть, восхищение и разочарование. Виктор Григорьевич Калинин черпает вдохновение именно из этих вечных глубин мироздания. Но и глубина человеческой души, ее творческого потенциала никем не измерена, нами не познана. А значит, и открытия, ею произведенные, не имеют предела.

Поделиться: