Новости
14.05.2014, 19:00 Общество

В Нижнем Новгороде открылась выставка памяти Андрея Пашкевича «Политэкология»

В Нижнем Новгороде открылась выставка памяти Андрея Пашкевича «Политэкология»

«Существует два противоположных мнения о том, как должен творить художник, — отмечает писательница Елена Крюкова. — Первый взгляд таков: художник должен быть далек от политики, от движения своего времени, он должен творить вечное и для вечности, как будто не замечая, что происходит вокруг. Второй взгляд – это установка на изображение актуального, сиюминутного, горячего, будоражащего, полудокументального». Андрей Пашкевич, выставка памяти которого открылась сегодня в Нижегородском государственном выставочном комплексе, объединяет оба этих начала. Изображая самые драматические и даже трагические моменты российской истории, художник остается в какой-то степени лириком, оптимистом, считая, что страна переживет и сложное время распада Советского Союза, и перестройку, и смену правителей.

Как отмечает вдова художника Грет ван Хаелст, «события перестройки, 1990-х годов очень тронули его, случившееся стало для него потрясением. И своими картинами Андрей хотел выразить свою гражданскую позицию: политические дела должны совершаться чистыми руками и должны быть нацелены на то, чтоб человек стал лучше».

Андрей Пашкевич, кинооператор и художник по образованию, стал писать в 1988 году, после завершения работы в кино. За 1990-е годы ему удалось написать более 30 работ в серии «Политэкология», через которые художник выразил собственное отношение к тому, что происходило в стране. По словам искусствоведа Ирины Маршевой, многие картины написаны буквально через год после знаковых для страны событий. «В этих работах нет противоречия. Не скрою, были опасения, не будет ли эта экспозиция неактуальной. Оказалось, художнику удалось выразить мнение общества, не опускаясь до субъективизма», — сказала Ирина Маршева.

Особенно интересен набор художественных средств Пашкевича: опыт работы в кино позволил ему перенести чувство драмы и трагедии на холст, причем эта тональность, этот пафос понятен любому человеку. Свои мысли автор облек в видимые образы, некоторые его картины являются своеобразной иллюстрацией метафор, а часть работ существует на стыке нескольких жанров.

Так, за основу картины «Красный водоворот» взят известный пейзаж Исаака Левитана «Над вечным покоем». Но Андрей Пашкевич трансформировал классический вариант полотна в символический: дорога Левитана на его холсте — русский триколор, сливающийся в результате в красный водоворот, который поглощает и время, и устои. Работа «Катастрофа» объединяет в себе иконопись и плакат в стиле соцреализм. С одного бока икона словно разрывается под напором локомотива поезда с лозунгом «Мы наш, мы новый мир построим». Художнику остается лишь сожалеть, что новаторы и политики видят в строительстве нового мира обязательное разрушение основ мира старого.

 

Многие картины Пашкевича представляют собой портреты руководителей страны в это сложное для нее время. Здесь и Михаил Горбачев, представленный то реставратором, обнаружившим под портретом Ленина портрет Николая II («Реставратор»), то бильярдистом, разбившим красным шаром — Советским Союзом пирамиду из 16 республик («Что дальше?»), то художником, вместе с Борисом Ельциным расписывающим матрешек портретом конкурента («Конкуренты»).

Волновала автора и тема народа, который в перестройку остался обманутым, обделенным, забытым. Но Пашкевич и в этих работах открывается как лирик. На холсте «Великое терпение» автор написал большую мишень, в центре которой изобразил русского старика. Художник увидел его портрет на одной из фотовыставок и сделал его героем своей работы. Несмотря на всю социальную остроту картины, автор постарался отразить в ней всю свою любовь к русскому народу. «Этому народу присуще что-то очень наивное, доброе, трогательное, детское», — отмечал автор.

Андрею Пашкевичу удалось найти универсальный язык, с помощью которого история России 1990-х годов станет понятна всем: и тем, кто жил в это время, и тем, кто о перестройке и распаде СССР знает лишь по учебникам истории или рассказам родителей. В любом случае экспозиция носит публицистический оттенок, концентрирует в переживаниях конкретного человека, автора, боль всего народа. «Я решила показать выставку людям, продлить жизнь моего мужа с помощью его картин: в них все сказано, и в них чувствуется душа этого человека, который хотел, чтобы жизнь России стала лучше», — сказала в заключение Грет ван Хаелст.

Текст: Светлана Чернова.

Фото: Роман Бородин.