16+
Новости
31.10.2018, 16:28 12+ Культура

В поисках любви: об опере П. Чайковского «Чародейка» в нижегородском театре оперы и балета

В поисках любви: об опере П. Чайковского «Чародейка» в нижегородском театре оперы и балетаНаместник князя Никита Курлятьев (Владимир Боровиков) и Настасья (Аида Ипполитова). Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

Опера П. Чайковского «Чародейка» зрителям в Нижнем Новгороде особенно дорога: в основе ее сюжета — старинное нижегородское предание XV века, литературно переработанное И. Шпажинским. Последняя постановка этого музыкального спектакля в столице Приволжья состоялась почти 20 лет назад. 26 октября 2018 года Нижегородский государственный академический театр оперы и балета имени А.С. Пушкина представил очередную, шестую, версию оперы «Чародейка» (12+), над которой работали дирижер-постановщик Сергей Вантеев, режиссер-постановщик Вадим Милков-Товстоногов, художник-постановщик Иван Совлачков и хормейстер-постановщик Эдуард Пастухов. Спектакль получился цельным и зрелищным, с блестящими вокальными работами и тщательно проработанными образами.

В центре сюжета — история Настасьи, владелицы заезжего двора на реке Оке. Как только ни зовут Куму завистливые люди — злодейкой, ведьмой, колдуньей, чародейкой, — ведь на ее постоялом дворе люди любят попировать и повеселиться. Великокняжеский наместник Никита Курлятьев сначала хочет разогнать «бесовское гульбище», но, очарованный красотой хозяйки, мало того что принимает из ее рук вино, так еще и перстень золотой жалует. Князь пытается добиться расположения Кумы, и это приводит героев спектакля к череде трагических событий: погибает от рук княгини сама Настасья, князь в порыве гнева убивает сына Юрия, а сам бросается в реку, сойдя с ума.

Любовная мелодрама, которая на фоне исторических реалий XV века постепенно разворачивается в бытовую трагедию, музыкально оформлена напевами русских народных песен. На заднике сцены — вид на Оку и Кремль, по бокам сцены — изображение темного дремучего леса как предвестника будущих трагических событий.

Сцена из оперы «Чародейка». Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

С первых минут спектакля зрители видят ту самую чародейку, которая своими колдовскими чарами опутала князя Курлятьева. В трагедии Шпажинского и в опере П.И. Чайковского Настасья — грубая баба, однако Кума в исполнении заслуженной артистки РФ Аиды Ипполитовой не такая. Постановщики подают зрителям образ главной героини с уважением к возрасту исполнительницы, в интерпретации Аиды Ипполитовой Настасья — женщина с чувством собственного достоинства, зрелая, мудрая, умная, но и умеющая играючи манипулировать людьми, не столько для выгоды, сколько ради удовольствия. Кума знает, чего хочет от жизни, умело добивается этого, и эти качества поразительно совмещаются в ее натуре со скромностью (недаром она часто кутается в большую шаль), с жаждой жизни, с широтой души, страстным желанием любить и быть любимой. Аиде Ипполитовой удалось расположить зрителя к своей героине, вызвать сочувствие к ее личной трагедии.

Аида Ипполитова в роли Настасьи. Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

Цельным и разноплановым получился образ князя Никиты Курлятьева, партию которого исполнил Владимир Боровиков. Гордый, властный, привыкший к почестям, он смиряется перед гостеприимством и лаской хозяйки постоялого двора, видит ее доброту, а также истинную красоту, за которую Настасью и прозвали чародейкой. Герой Боровикова поистине заворожен Кумой и в своем желании заполучить ее любовь решается на совершенно опрометчивые поступки. В финале спектакля он мечется, влюбленный и отвергнутый, ища виноватых, забывает о жене и в порыве гнева убивает родного сына.

Желание любить — вот что объединяет всех главных героев оперы. Не только хозяйка корчмы и князь не могут справиться с ним, но и княжич Юрий (Александр Зубаренков), также сраженный красотой Настасьи, и княгиня (заслуженная артистка РФ Елена Шевченко), забытая мужем, почти оставленная любимым сыном, тоже мечется без любви и вынашивает план страшной мести. Елене Шевченко удалось передать полный спектр чувств, которые испытывает ее героиня: она и мать, нежно любящая сына и оберегающая его от злых вестей, и брошенная жена, в своей ненависти готовая на отчаянный шаг. Она сильная и одновременно слабая женщина, которая хочет вернуть в свой дом тепло семейной жизни. Перевоплощение артистки в странницу, которая приносит сопернице отравленную воду, создано мастерски: статная княгиня превращается в горбатую старуху, даже голосом не выдавая своего положения. В сцене отравления образ героини обретает почти демонические черты.

Княжич Юрий (Александр Зубаренков), Настасья (Аида Ипполитова) и княгиня (Елена Шевченко). Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

Образ княжича кажется менее объемным, что отчасти связано с изъятием одной из ключевых сцен в действии, в которой Юрий справедливо урезонивает дьяка Мамырова, вставшего на сторону княжеских слуг, грабящих народ. Княжич Юрий как защитник крестьян, умеющий разобраться в непростом конфликте, выглядел бы более интересным, полнокровным персонажем. Это помогло бы понять, почему Настасья его полюбила и почему ответила однозначным отказом на ухаживания щедрого на слово и ласку князя Курлятьева.

Михаил Наумов создал запоминающийся образ дьяка Мамырова. Ревностный служитель Бога, в своей ненависти к «бесовской приспешнице» Куме доходящий до исступления, он плетет интриги, наушничает, не гнушается ложью, чтобы отомстить женщине, из-за которой князь заставил его танцевать вместе со скоморохами («Меня, меня плясать заставить! Но, княже, я не скоморох!»). Уязвленная гордость и противоестественное чувство собственного достоинства, идущее вразрез с проповедуемыми добродетелями, — таков Мамыров в исполнении Михаила Наумова.

Михаил Наумов в роли дьяка Мамырова. Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

Артисты на главных ролях безупречно справились со своими вокальными партиями. Владимир Боровиков порадовал стабильным звучанием баритона, так органично оттеняющим статность и властность его героя. Михаил Наумов, обладатель сильного и глубокого баса, выразительно подчеркнул мстительность и пронизывающую Мамырова ненависть ко всему окружению. Хрупкий и набирающий силу тенор Александра Зубаренкова стал будто вокальным отражением быстротечности жизни его персонажа. Аида Ипполитова удивила сильным, звонким сопрано с выразительными обертонами, а Елена Шевченко безупречным страстным меццо сделала акцент на разрывающих ее героиню ярости и желании отомстить разлучнице.

Кроме того, внимательный зритель увидит аллюзии на другие произведения мировой культуры: на оперу «Кармен» Ж. Бизе, сказку «Белоснежка» братьев Гримм, сказание о Тристане и Изольде и даже на «Веселую вдову» Ф. Легара.

Княгиня (Елена Шевченко) и Мамыров (Михаил Наумов). Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

Сценическое оформление музыкального спектакля, с одной стороны, позволяет окунуться в атмосферу жизни разных слоев общества XV века, а с другой стороны, наделяет пространство чертами легенды, предания с их сказочными элементами, отвечающими нашему восприятию той эпохи. В ходе спектакля декорации по-разному обрамляют быт крестьян и жизнь княжеской семьи: на берегу Оки у корчмы и в богато убранных палатах великокняжеского наставника в первом действии, в небогатой избе Настасьи во втором действии и в мрачном глухом лесу на берегу Оки в третьем. О течении времени зрители узнают, когда тихо и бесшумно падают осенние листья, пока княгиня замышляет месть, или падает снег после последнего разговора князя с Кумой. Как природа приходит в увядание и к неминуемой, пусть и временной смерти, так и отношения главных героев приходят к трагическому концу. Подсвеченные красным цветом декорации усиливают трагизм сцены смерти Настасьи и княжича Юрия, а световые всполохи надвигающейся грозы, так пугающей Курлятьева, показывают степень безумия героя.

Сцена из оперы «Чародейка». Фото: Ирина Гладунко, предоставлено пресс-службой театра

В целом опера «Чародейка» создана с большим уважением к музыкальному материалу и самой легенде. Мелодраматическое начало в спектакле тесно переплетается с народно-песенной традицией, и это неизменно находит отклик в каждом, кому интересны мотивы человеческих поступков. Оркестр театра под руководством дирижера Сергея Вантеева рисует музыкальные картины народного веселья, бури, широких волжских просторов и дремучих лесов. Виртуозная игра солистов театра, выразительное и разнообразное звучание оркестра, тщательно продуманная сценография — все это дает «Чародейке» большие шансы на зрительский успех.

Спецпроекты:

Светлана Чернова

Публикации по теме: