16+
Новости
20.12.2018, 09:30 Общество

Предъявленное Олегу Сорокину обвинение противоречит приговору суда, вступившему в законную силу, — адвокаты

Предъявленное Олегу Сорокину обвинение противоречит приговору суда, вступившему в законную силу, — адвокатыФото: Андрей Абрамов

19 декабря 2018 года в Нижегородском районном суде продолжили рассматривать по существу уголовное дело, обвиняемыми по которому проходят экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие офицеры МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев.

После зачитывания прокурором обвинительного заключения подсудимые заявили, что обвинение им непонятно. В частности, Сорокин спросил, почему его обвиняют в получении взятки, если из текста обвинения неясно, за что и каким образом он ее якобы получил. Также он напомнил, что по имеющемуся приговору суда в отношении Мансура Садекова Сорокин не был заинтересован в его действиях.

«Следствие не указывает, что я должен был сделать за эту якобы взятку, какие полномочия использовать или, наоборот, не использовать, с учетом того что у меня были только представительские функции, и мне как главе Нижнего Новгорода никто из руководителей администрации не подчинялся», — сказал в суде Олег Сорокин и отметил, что из обвинения осталось непонятным, как, когда и при каких обстоятельствах Садеков якобы договорился с ним о даче взятки.

Адвокат Сорокина Дмитрий Кравченко отметил, что в качестве предмета взятки в обвинении представлено другое преступление, а именно неоконченный коммерческий подкуп, за который Садеков уже осужден приговором суда, который обвинительная сторона процееса игнорирует.

«И это первая и основная неясность эпизода: как при наличии приговора Сорокин может обвиняться в том, что в этом приговоре признано отсутствующим, — сказал адвокат. — Обвинением по этому вопросу никаких пояснений не дается. То есть в обвинении отсутствуют такие основные элементы и признаки состава преступления, как обстоятельства и предмет сговора, а также способ, место и время совершения преступления».

Олег Сорокин и другие подсудимые также заявили, что не понимают, в чем их обвиняют по эпизоду 2004 года. Как сказал Сорокин, ему неясно, почему его обвиняют в похищении человека, а желание узнать организаторов покушения на его убийство называется «преступным мотивом».

«Я был жертвой покушения на убийство, — сказал Олег Сорокин. — Это покушение на убийство расследовалось, и я выполнял указания сотрудников правоохранительных органов при расследовании уголовного дела. Я точно знаю, что в результате действий сотрудников милиции были установлены и осуждены опасные преступники, которые организовали покушение на меня. Я не понимаю, по какой причине государственный обвинитель через 14 лет считает мои законные действия: помощь расследованию, выполнение указаний сотрудников милиции — преступлением. <…> Такое обвинение в принципе противоречит целям правосудия и делает рискованной для граждан помощь правоохранительным органам».

Также Олег Сорокин добавил, что не похищал, не перевозил и не удерживал Новоселова, а из озвученного обвинения для него осталось неясным, что, когда и при каких обстоятельствах он незаконно и преступно сделал.

«Ответов на эти вопросы в оглашенном обвинении нет. Поэтому существо предъявленного обвинения мне непонятно», — сказал Сорокин.

Адвокат Дмитрий Кравченко отметил, что по описанному месту проведения оперативного эксперимента, которое подается как место совершения преступления, невозможно определить, о какой территории идет речь, где она находится и существует ли в принципе. Также он сказал, что из формулировки обвинения непонятна его суть. «Неопределенные формулировки обвинения направлены на то, чтобы „доустановить и доработать“ его элементы уже непосредственно в суде», — заявил он, отметив, что в соответствии с принципами российского уголовного процесса обвиняемому и его защите сразу должно быть понятно, в чем его обвиняют и от чего он должен защищаться. По мнению адвоката, выстраивание эффективной защиты в соответствии с фактами, озвученными государственным обвинителем, невозможно, как и рассматривать уголовное дело на основе предъявленного обвинения.

Другие подсудимые и их адвокаты также поддержали эту позицию. Несмотря на то, что все трое подсудимых выступили с критикой обвинения, суд продолжил рассмотрение дела по существу.

Кроме того, в ходе суда у подсудимого Евгения Воронина появился новый защитник — адвокат по назначению Кандин, получивший ордер от Нижегородской районной консультации адвокатов 12 декабря и успевший за шесть дней, в том числе субботу, просмотреть уже 30 томов материалов уголовного дела. Среди этих томов, однако, не оказалось относившихся к эпизоду 2004 года, который как раз и инкриминируется Воронину. Также адвокат не успел изучить еще 50 томов и все вещественные доказательства, поэтому Евгений Воронин ходатайствовал предоставить новому участнику процесса время ознакомиться с материалами дела и объявить перерыв до 31 января. Несмотря на то, что адвокат Кандин планировал ознакомиться с делом на несколько дней быстрее, суд не удовлетворил ходатайство, отметив, что защитник может знакомиться с делом по ходу процесса.

Как отметил адвокат Сорокина Михаил Бурмистров, фактически суд лишил Евгения Воронина права на защиту, так как основные доказательства, относящиеся к делу подзащитного адвоката Кандина находятся с 49-го по 70-ый том. Именно эти материалы адвокат не успел изучить.

«Тем не менее суд заявил, что он должен осуществлять защиту, не зная фактически материалов уголовного дела. Это недопустимо. Получается, что адвокат якобы присутствует, но выполнять свои обязанности он не может, потому что он не знает дела. Не потому, что он недобросовестный, непрофессиональный, а есть объективно существующие вещи: должно быть предоставлено время для ознакомления. Этого сделано не было», — заявил журналистам Бурмистров.

Также суд отказал Захару Прилепину участвовать в суде в качестве общественного защитника Олега Сорокина. Суд не принял во внимание ни справку о прохождении Прилепиным службы в рядах МВД, ни тот факт, что в ноябре он был избран членом Центрального штаба Общероссийского народного фронта, одна из главных задач которого — общественный контроль за деятельностью государственной власти и соблюдением закона.

«Адвокаты предложили меня сегодня в качестве общественного защитника. Видели бы вы сторону обвинения! Мне кажется, у них цвет лица изменился, — поделился Захар Прилепин впечатлениями на своих страницах в соцсетях. — Отказали, конечно. Ну, я все равно буду присматривать за делом».

«Помню, двадцать лет назад я года полтора работал криминальным репортером. В том же зале, где судят Сорокина, просидел десятки часов. Чувствовал себя Гиляровским. Какая-то вторая молодость началась», — написал Прилепин, которого потерпевший Новоселов и прокурор упрекнули в отсутствии судебного опыта.

Напомним, что Олегу Сорокину инкриминируются эпизоды 2004 и 2012 годов, по которым уже вынесены судебные приговоры, вступившие в законную силу.

Также напомним, что суд по данному делу начался 26 ноября, а 7 декабря государственный обвинитель начала зачитывать обвинительное заключение.

Действующие лица:
Темы:
Поделиться:
Публикации по теме: