16+
Журнал / АПРЕЛЬ 2013

Ксения Жарко

На концерте, посвященному 130-летию со дня рождения венгерского композитора Имре Кальмана, академический симфонический оркестр Нижегородской филармонии выступил под управлением московского дирижера Ксении Жарко. И это не случайно. Ксения является обладателем приза зрительских и, что особенно важно, актерских симпатий фестиваля Имре Кальмана в Будапеште.

Управлять симфоническим оркестром — занятие совсем не женское. Однако, как и в каждой профессии, существуют приятные исключения. Ксения заверила, что не испытывает ни малейшего дискомфорта в компании коллег-мужчин, и рассказала о работе за дирижерским пультом.

О выборе профессии

— Я училась играть на фортепиано, но вскоре поняла, что диапазон его возможностей недостаточно широк для меня. Так пришла идея встать за дирижерский пульт. Симфонический оркестр — это самый лучший музыкальный инструмент, живой, многообразный. Его красоту я в полной мере раскрыла во время учебы в Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского на курсе Василия Синайского, ныне главного дирижера Большого театра.

О дебюте

— Времена моего обучения в Московской консерватории совпали с экономическим кризисом 1998 года. К сожалению, аlma mater лишилась оркестра, на котором мы могли оттачивать свои навыки. Я поехала в Германию на мастер-класс сэра Колина Дэвиса, известного британского дирижера. Боевое крещение оказалось непростым, ведь я не знала немецкого языка и налаживать контакт с оркестром приходилось на смеси английского языка, отдельных немецких слов и итальянских музыкальных терминов. Однако мастер отметил мой зрелый подход и отобрал меня среди самых активных участников для совместного выступления.

Об оркестрах

— Звание идеального для дирижера оркестра мог бы получить оркестр из Японии. Музыканты готовы повиноваться во всем. Дирижер для них сенсей, а потому они готовы верить любому слову и жесту. Однако мне такая покорность не по душе. Со стороны оркестра должна исходить доля разумного сопротивления, творческой инициативы. Только во взаимопроникновении душевных порывов рождается музыка. Кстати, симфонический оркестр Нижегородской филармонии — невероятно гибкий и гиперпрофессиональный коллектив, работать с которым одно удовольствие.

О собственных предпочтениях в музыке

— Для меня любимый композитор всегда тот, над произведением которого я работаю в данный момент. Сейчас я влюблена в Имре Кальмана. Ценю венгерскую музыку за паприку в крови, за ту радость и энергетический заряд, который она несет. Вскоре мне предстоят гастроли в Колумбию, где я буду работать с государственным академическим оркестром Боготы. Нам придется исполнить первую симфонию Дворжака, которая мне жутко не нравится. Сейчас я воспринимаю раннее произведение Дворжака как бумагоморательство, над которым мне придется работать все 55 минут концерта. Однако я понимаю, что по возвращении в Москву мне предстоит влюбиться в него, иначе я не смогу зарядить оркестр.

О характере

— Я совсем не строгая, хотя слышала множество рассказов о сложных характерах женщин-руководителей. Да, я требую творческой дисциплины, но в тирании не может родиться искусство. Моя дирижерская задача состоит в том, чтобы раскрыть творческий потенциал музыкантов, затронуть струнки их душ.

О суеверии

— Как и у любого творческого человека, у меня есть собственный ритуал перед выходом на сцену. Я до последнего держу в руках ноты, не отдаю библиотекарю положить их на пульт.

Беседовала: Алина Мазина

Фото: Наталия Алексеева

Поделиться: