16+
Журнал / АПРЕЛЬ 2018

Демократия – это не то, что дают...

Единственно возможное свободное СМИ — это, скажем, газета, принадлежащая маниакальному правдолюбцу-миллионеру, полностью лишенному политических, идеологических, а также культурных, спортивных и гендерных предпочтений, более того, даже не знающему значения таких слов, как «экстремизм», «веротерпимость» и «политкорректность».

Средства массовой информации должно принадлежать человеку, у которого так много свойств, что можно считать, в сущности, что этих свойств у него нет вообще. Только в этом случае мы можем получить вполне себе свободное СМИ, лево‑право‑анархическо-либерального толка, с попеременными или одновременными проповедями атеизма, буддизма, всех ветвей и сект христианства, а также мусульманства. Кроме того, издание это будет являться рупором феминистских идей, проповедуя при этом ценности «Домостроя». А спортивные комментаторы этого издания готовы будут болеть сразу за всех спортсменов мира, в том числе за принимающих допинг. Ну и так далее, соль, перец, сахар, соевый соус, мёд и клей «Момент» добавьте по вкусу. И кроме вас все остальные желающие есть это блюдо сделают то же самое. И не ищите в мире медиа никаких аналогов этому изданию. Их нет.

Все остальные телеканалы, радиостанции, газеты и журналы выражают определенные взгляды. Иногда — чаще всего! — строго определенные. Только наивные советские граждане на исходе 1980‑х самым анекдотичным образом вдруг уверовали, что от них «скрывают правду». В европейских СМИ правды не многим больше, чем в советской прессе образца 1985 года и антисоветской образца 1995‑го. Если правда нужна — она появляется. Не нужна — появляется спустя лет 50. Скажем, в США фильмы и книги о том, как они задушили свое коммунистическое движение после Второй мировой, появились только сейчас. Когда у нас перестройка уже прошла. Французы не сняли ни одного фильма о том, что творили в Алжире после Второй мировой и сколько сотен тысяч людей там убили. Художественная книга по этому поводу существует только одна. Хоть сколько-нибудь весомая дискуссия в прессе, которая велась бы по этому поводу, отсутствует. Зато во Франции десятки книг написаны о вторжении СССР в Афганистан и о чеченском конфликте, развязанном новейшей российской тиранией. Что мы делаем в Сирии, знают все, а что они, американцы или французы, там делают — толком не поймешь. То есть свобода слова есть, но она всегда для кого-то другого.

Парадоксальным образом, только не удивляйтесь, наибольший плюрализм могут позволить себе государственные телеканалы, потому что в государстве живут все и никакие хоть сколько-нибудь весомые группы населения обижать не стоит. Их стараются не обижать. По крайней мере пока эти группы не начинают претендовать на власть. Тогда их переезжают катком. Но до этой минуты — все мирно и благолепно на государственных каналах.

Захар Прилепин

Писатель

«Наибольший плюрализм могут позволить себе государственные телеканалы, потому что в государстве живут все и никакие хоть сколько-нибудь весомые группы населения обижать не стоит»

Остальные СМИ только и делают, что обижают отдельные группы населения или конкретных граждан. Одновременно защищая отдельные группы населения, а также конкретных граждан. Особенно тех граждан, которые являются спонсорами этих СМИ. Это не просто суть работы этих СМИ — кого-то обижать и кого-то защищать, — это главное, а зачастую единственное их предназначение. Но огорчать это нас не должно. У нас есть несколько запасных выходов и столь же неожиданных заходов. Для начала очень хорошо, когда, скажем, в том или ином регионе есть две, а лучше три, а то и четыре конкурирующие политические или экономические силы. Из этого многоголосья может получиться интересная песня. Порой, правда, эта песня напоминает какофонию, но это дело вкуса.

Наконец, великие возможности дала нам Сеть — огромный, как все океаны планеты, Интернет. Туда можно забросить бутылку с посланием, и она будет плавать там многие годы — авось кто-то подберет, прочитает, ахнет и поплывет к вам на помощь.

Вот у нас, скажем, арестовали бывшего главу города. И по местным телеканалам, как по свистку, тут же показали заранее заготовленные фильмы о том, за что его арестовали. Но прошло несколько месяцев, и появился третий фильм на ту же тему. По местным телеканалам его не покажут, — ах, ну, почему же? у нас же демократия! — однако всякий желающий может посмотреть его в Сети. И будет тогда у человека в голове полная демократия. Только так. Потому что пока ее нет, увы.

Фото: Роман Бородин.

Поделиться: