16+
Журнал / ДЕКАБРЬ 2015

Нина Зверева: «Побеждает тот, кто делает больше, чем нужно»

Нина Витальевна, у вас уникальный теоретический и практический опыт, вы знакомы с советским Горьковским телевидением, знаете Нижегородское телевидение 1990-х годов, долгое время работали журналистом федеральных каналов. В чем плюсы и минусы регионального и федерального телевидения? Каковы принципиальные отличия?

Я защитила кандидатскую диссертацию на эту тему и могу сейчас выделить три плюса и три минуса работы в регионе и на центральных каналах. Каждому человеку, который работает на телевидении, нужен масштаб, большая аудитория. В этом смысле выигрывает центральное телевидение, это его первый плюс. Второй - технологии и кадры. Все лучше находится в центре. Все инструменты, с помощью которых делается продукт, там лучше, они отобраны, а люди заточены под определенные профессии. Если ты ассистент режиссера – значит, ты лучший, и если ты продюсер – ты тоже лучший. Откуда собираются люди на ток-шоу? Всегда полные залы, никогда не было пустых мест. Есть гениальные продюсеры - редакторы по гостям, и они могут на любое ток-шоу собрать полный зал за два часа. Как они это делают – я не знаю. Я бы так не смогла. Вот у нас таких специалистов нет. И третий плюс, конечно, деньги, зарплата, положение, возможности.

В чем же выигрывают регионы?

Мы гораздо лучше знаем свою целевую аудиторию. Мы в меньшей степени врём людям, потому что нам тут жить. Нам быстро на это укажут, поэтому региональное телевидение в чем-то честнее, ближе, правдивее. Это первый плюс. Второй – универсальность. Здесь человек может попробовать себя в разных ролях, здесь гораздо легче стать ведущим, попробовать авторскую программу. Я думаю, тому, кто хочет по-настоящему показать себя на региональном телевидении, никто не будет специально мешать. Так было со всем способными людьми, кого мне довелось знать. У них было много эфира, если они предлагали  хорошие идеи и по-настоящему хотели работать. И они становились заметными, как Саша Резонтов, Саша Дёмин и многие другие яркие ребята. Третий плюс - здесь душевнее, комфортнее, стабильнее. Это выдающееся отличие регионального телевидения. Здесь талантливые люди чувствуют себя надежнее, им замены нет, да и замену не больно ищут. Сколько я видела на федеральных каналах людей, которые обожают телевидение, но находятся без работы. Их убирают из эфира, не потому, что они не способны, а совершенно по другим причинам.

Можно говорить об уникальности горьковского телевидения – того, которому принадлежали вы? Что оно дало вам?

Оно всегда обращало на себя внимание экспериментами, а это рождается, только если приходят талантливые люди и если они создают свою школу. Такой школой на горьковском телевидении была молодежная редакция «Факел», которую возглавляла Рогнеда Шабарова. Она вырастила не одно поколение настоящих профессионалов. В 1978 году у нас проходил Всесоюзный фестиваль молодежных программ, где я заняла второе место, но эта победа была бы невозможна, если бы меня не научили сначала.

Следующий этап – это даже не 1990-е, а1980-е. Гласность, перестройка, возможность творить в эфире. Тогда еще горьковскому телевидению очень повезло, потому что пришел Гера Молокин, а Молокин в ту пору – свободный художник, до этого он был главным редактором кинопроизводства. Для меня этот период – время расцвета. Уже было много побед на федеральном уровне, но я принципиально оставалась здесь, в Горьком, потому что мне нравилась универсальность местного телевидения, его экспериментаторский дух.

Так вот – Молокин придумал телевизионные вечера. Он полностью ушел от существовавшей сетки вещания, сделал две недели тишины, и это был очень правильный продюсерский шаг. В это время мы не показывали ничего, мы понимали, что иначе революцию на телевидении не сделать. Он просто остановил все телевидение на две недели. А потом сказал, что Зверева выйдет в эфир и будет говорить, что она хочет, и показывать лучшие фильмы. Эти фильмы мы тогда воровали – покупали их в киосках на VHS. Гера собрал команду: Саша Блудышев, Илюша Ластов, Гера Молокин, Оля Носкова, Лена Кузнецова, Нина Зверева... В общем, неслабо! За место ведущего этих вечеров, конечно, все дрались. Я могу сказать, что у меня было три вечера из пяти возможных, потому что Молокин сделал ставку на меня. И это было по-настоящему здорово, я была как рыба в воде. Это было то общение со зрителями, которого больше не было никогда – ни до, ни после.

При этом вы видели все, что происходило вокруг, могли сравнивать…

С 1991 года я уже плотно сотрудничала с «РТР», хотя начала это сотрудничество гораздо раньше. Однако работать и на нижегородском телевидении я не прекращала - тогда как раз появился Борис Немцов, появилось желание за пять лет преобразовать страну в новую, демократическую… Все это оказалось сложнее, чем мы думали, но именно то время было расцветом телевидения не только в Нижнем: возникли томская и красноярская команды, возникло много некоммерческих и коммерческих телекомпаний, в которые пришли совершенно свежие люди - физики, химики, строители, инженеры, архитекторы… Свежесть мысли, креатив, новый взгляд, отсутствие пут и цензуры – вот, что они принесли с собой. Телевидение стало очень популярным.

Был момент, когда я испытала безумную гордость за наше телевидение, и никто кроме меня вам этого не расскажет. Я была членом жюри фестиваля «Вся Россия» - в середине 1990-х это была первая попытка сделать фестиваль региональных программ, и вот там все первые места заняли нижегородцы. И «Сети НН», и «Волга» и наше нижегородское телевидение! Тогда Ира Вдовина стала лучшей телеведущей страны. И в своем канале «Пятница» я даже сделала специальный эфир и всех туда пригласила. Хотя у каждого своя стилистика, но я не могла не восхищаться, потому что это было сделано креативно, ярко, на свою целевую аудиторию.

Были и небольшие успехи на ТЭФИ, а потом все свалилось в одну кучу, было столько политических игр и баталий, что это не могло не сказаться на телевидении. Оно переходило из рук в руки, менялись хозяева, и за каждым стояла власть. А дальше начался распад, и теперь времена не самые лучшие, потому что всем нужны деньги, телевидение – игрушка дорогая. А если возникают деньги, за ними следуют какие-то обязательства.

Первая в стране Школа телевизионного мастерства «Практика» – на каких принципах вы ее строили?

Когда в 1992 году я объявила об открытии школы, пришло пять тысяч заявлений от представителей самых разных профессий. Мы взяли только 80 человек. Школа получилась успешной: мы выпустили 20 тысяч учеников за неполные 25 лет, и не получили ни одного плохого отзыва. Залог этой успешности в том, что я задумала школу, в которой хотела бы учиться сама. А я училась у лучших: вместе с Ворошиловым разбирала письма, приходящие на программу «Что? Где? Когда?», сидела в монтажных у Сагалаева, когда он делал «12 этаж», ходила хвостом за Листьевым, который готовился к «Герою дня». Я им мешала, но я хотела учиться, и они давали мне такую возможность. Поэтому мой принцип: учеба не останавливается никогда. Как только остановилась учеба – остановилась профессия. И я создала школу, где можно было научиться ремеслу. Все равно каждый должен найти свой почерк, но есть ремесло. И ему можно научиться на практике: брать камеру и снимать, перемонтировать уже готовый сюжет и получить совершенно новый.

Принципы? У меня их много - мои ученики записывают фразы во время уроков, а потом мне их присылают… Вот три из самых цитируемых – «Не говори сам себе “нет”!», «Делай лишнее, этот опыт станет необходимым!», «Учеба - это движение вверх по эскалатору, который идет вниз. Остановился - проиграл!».

И я надеюсь, что эти принципы дальше несут мои ученики.

Сегодня «Практика» сильно изменилась. Но прежде изменилось само телевидение, и спроса на то, чему мы учили, нет. Появились новые задачи. Профессия журналиста дает очень много полезных навыков, можно всегда найти себя в чем-то другом. Кто тебя приговорил к этой профессии навсегда? Я смотрю на свой прежний телевизионный образ, и он мне нравится, а сейчас есть другое, и это тоже мне нравится.  Мне нравится, что жизнь такая длинная, и она разная. У меня новая интересная целевая аудитория. Я прихожу к молодым крутым топ-менеджерам, они все из разных городов страны, они сделали себя сами, у них за плечами Гарвард, Стэнфорд, гранты, у них бизнес в самых разных сферах. Мне кажется, я сейчас для России делаю больше, чем когда я выступала на федеральных каналах.

У нас открыта запись на телевизионные тренинги, но спроса нет. Сегодня другая журналистика и другое телевидение - ими руководят пресс-службы. Зачем тогда учиться? Поучишься у Зверевой, потом только проблемы будут.

И если вдруг сейчас наберется большая телевизионная школа, я, наверное, не пойду в нее преподавать. Нужно просто самой себе отдать отчет в том, что я сама сейчас не смотрю телевизор и живу вне телевидения. Я могу сделать профессиональный разбор любой записи, но не претендую на эксперта в современном телевидении.

И все же в Нижнем завершился XIV конкурс «ТЭФИ-регион». Как вы оцениваете уровень события, насколько неизменными остались его цели?

Я не стала бы подробно комментировать. Я считаю, что количество присланных работ могло бы быть больше! Тем более что каждый раз мы видим очень сильное жюри. Мастера из первого эшелона ежегодно приезжают в разные города и действительно интересуется талантливыми людьми в регионах. И я уверена, что каждый такой конкурс для всех участников - это очень хорошая учеба. Необходимо сравнивать себя с конкурентами! Беда многих региональных компаний -  жизнь в замкнутом пространстве, когда они не знают, что делается вокруг. Я фанат «ТЭФИ-регион», и глубоко уважаю тех, кто продолжает этот проект и держит марку.

Беседовала Мария Медвидь

Фото: Роман Бородин.

Поделиться:
Публикации по теме:
Идет съемка
01.12.2015, 12:00