16+
Журнал / ДЕКАБРЬ 2015

Ольга Носкова: «Кредит доверия к СМИ еще полностью не истрачен»

Ольга Владимировна, в свое время возглавляемая вами телекомпания ННТВ славилась своим звездным составом, была очень авторитетной и популярной. Как сегодня с временной дистанции вы оцениваете работу компании, ее сотрудников?

Даже по прошествии тех лет, которые я не руковожу телекомпанией ННТВ, мое отношение к работе коллег остается неизменным. Я всегда с уважением относилась к тем людям, которые работали вместе со мной в команде. И считаю, что не имею никакого морального права сейчас, вслед ушедшему поезду, давать какие-либо оценки. Это было прекрасное время реализации творческих возможностей, и, будучи руководителем этой компании, я всегда давала право журналистам испытать себя и попробовать реализовать свои идеи на практике, даже когда казалось, что эта идея не проживет долго, скажем так. Нам было интересно, зрителям тоже было интересно. Я полагаю, что это был не худший период нижегородского телевидения.

Как вы оцениваете сегодня степень доверия жителей региона к местным телеканалам?

Я думаю, что в силу инертности общественного сознания зрители и читатели по-прежнему достаточно доверчивы к тому, что они слышат, видят и читают. И это не зависит от региона. Это в принципе состояние СМИ и аудитории нашего общества. Кредит доверия к СМИ еще полностью не истрачен.

Могу сказать, что и десять, и пять лет назад, и в большей степени сейчас нижегородские СМИ, в том числе телевидение, безусловно, принадлежат к десятке лучших региональных СМИ России. Так исторически сложилось. Мы всегда были продвинутым регионом и с технической точки зрения, и с точки зрения интеллектуальной еще с тех пор, когда Горький был закрытым городом. Это я увидела и оценила, еще только придя на Горьковское телевидение, — стартовые позиции у нас были очень хорошие. Плюс к этому уже с начала 1990‑х у нас был «край непуганых журналистов». Журналистов было много, СМИ были разные. Это был период разгула демократии, когда свобода слова не сопровождалась желанием услышать, что же говорят другие люди. Интерес нижегородцев к телевидению, который формировался долгие годы, успешно удовлетворялся и удовлетворяется большим количеством, по сравнению с другими регионами, телекомпаний, радиостанций, печатных изданий.

Все чаще приходится слышать от разных людей: «Я не смотрю центральные и местные каналы», «в телевизоре нет ничего стоящего». Как вы относитесь к этой тенденции?

Я думаю, что это реальность, поэтому совершенно не важно, как я к этой тенденции отношусь. Это правда. Подрастает уже не одно поколение, для которого кроме телевидения открылись другие источники информации. Прежде всего это Интернет. И те, что росли вместе с Интернетом, сегодня не бегут к телевизору, как это делало 20 лет назад другое поколение детей. Но могу привести забавный пример. Молодой человек, который явно не принадлежит к числу моих зрителей и почитателей, говорит: «Слушайте, а я вас очень хорошо помню». Я ему: «Вы не можете меня помнить. 20 лет назад вы точно не смотрели ни программу “Действующие лица”, ни программу “Право слова”». А он: «Я ее, наверное, и не смотрел, но сразу после вас шла передача для детей. Я сидел перед телевизором и ждал, когда же вы закончите».

Журналист и политик всегда находятся по разные стороны. Вам как журналисту приходилось брать интервью и задавать сложные вопросы. Каково быть политиком и отвечать на эти вопросы? Это мешает или помогает в работе сегодня?

То, что журналист и политик всегда находятся по разные стороны, — это весьма спорный тезис. Приведу только один пример — журналист Доренко. Он находился явно по одну сторону с теми политиками, которые заказывали политическую смерть Примакова и Лужкова. Поэтому и журналисты, и политики в зависимости от существующих реалий могут оказаться союзниками или противниками.

Теперь что касается опыта. Вот ты как политик знаешь, на основе каких принципов, тайных механизмов, лукавства, искренности или неискренности задаются вопросы, тебе всегда легче на них отвечать. И в этом смысле здесь нет ничего нового. Всякий успешно освоенный опыт реализации какой-то деятельности может быть продуктивно использован, если умеешь делать выводы. Поэтому мне как политику моя журналистская профессия часто и очень много помогала. Я не знаю такой аудитории, которая могла бы меня напугать своими вопросами. Может, это и нескромно звучит, но я не знаю такого журналиста, который мог бы поставить меня в тупик каким-либо вопросом. Я не зря столько лет сама вопросы задавала. И опыт прямого эфира, умение реагировать на сиюминутный сигнал, умение чувствовать всю аудиторию в целом — это, как говорят в нашей среде, «точно не пропьешь».

Кем интереснее быть: политиком или журналистом?

Вы знаете, одинаково интересно и то и другое. Все зависит от времени, места и задач, которые перед собой ставишь. Мне нравилась моя журналистская работа, и если бы зигзаги моей личной биографии позволили мне продолжать работать журналистом, наверное, я бы делала это с удовольствием. Но я с не меньшим интересом занимаюсь политикой, поэтому посмотрим, как жизнь сложится дальше.

Беседовала Мария Медвидь

Фото: Николай Шабаров.

Поделиться:
Публикации по теме: