16+
Журнал / ДЕКАБРЬ 2015

Сергей Блохин: «Я обожаю свои дни рождения!»

В этом году двойной юбилей отмечает один из самых известных актеров нижегородского театрального сообщества — Заслуженный артист России Сергей Блохин. 9 декабря он принимает поздравления не только в честь 50-летия, но и 25-летия творческой карьеры. В этот вечер на бенефис актера в его родном театре драмы имени М. Горького соберутся преданные поклонники его таланта и друзья, хотя эти два понятия Сергей Блохин, кажется, для себя не разделяет. Ведь спустя четверть века на сцене и около 70 сыгранных ролей зрители и актер стали настоящей, если не семьей, то командой близких по духу людей. С Сергеем Валерьевичем мы поговорили накануне его бенефиса.

Сергей Валерьевич, 50 лет жизни и 25 лет на сцене — хороший повод подвести некие итоги. О чем думается накануне юбилея?

В каждом возрасте мы подводим итоги, но я предпочитаю думать о том, что будет дальше. Про жизнь я понял, пожалуй, две важные вещи. Во-первых, необходимо быть нужным, в любой ситуации. Не востребованным, а именно нужным. Во-вторых, оставаться честным — и перед собой, и перед другими. Если каждый человек будет находиться на своем месте и при этом честно делать свое дело, тогда все в мире встанет на свои места. К этому выводу я пришел довольно давно и стараюсь ему следовать. Понимаю, конечно, что это утопия, но все равно стараюсь следовать данному принципу. На своих страницах в социальных сетях я никогда не обсуждаю политику, в жизни стараюсь не встревать в споры, революции и мировые события.

А вы считаете себя счастливым человеком?

Счастье — вещь умозрительная. Я как-то для себя решил, что счастье — это совокупность удовлетворений. Чем больше ты удовлетворен в этой жизни, тем более ты счастлив. А складывается это ощущение из разного: работы, общения, еды, сна, отдыха, друзей, от жизни, от осознания себя в этой жизни и так далее. Когда это накапливается, тогда человек имеет право сказать, что он счастлив, или в другом случае, что наоборот, несчастен. Прямо сейчас я чувствую себя скорее уставшим, потому что должен успеть подготовить бенефис.

Почему вы решили отметить день рождения бенефисом, и как обычно предпочитаете отмечать свой праздник?

Я обожаю дни рождения, всегда собираю много людей — и близких, и не очень, и совсем новых в моей жизни. Возможно, мы и не станем общаться в будущем, но я стараюсь жить здесь и сейчас: быть всегда счастливым невозможно, но поймать мгновения счастья, прожить их, ощутить – это возможно, это важно. Так уж устроен этот мир: товарищи приходят и уходят, друзья остаются всегда, поэтому я и делаю свой день рождения праздником для всех. Так, кстати, и появилась идея о бенефисе. Мне давно хотелось его провести, чего греха таить. Пока я к нему шел, многие коллеги по театральному цеху успели провести по два, а то и по три бенефиса. Наконец, решился и я.

Сцена из спектакля «Свадьба Кречинского». Сергей Блохин в роли Кречинского

Что считаете для себя лучшим подарком?

Лучший подарок — общение и внимание. В прошлом году мне сделали очень приятный сюрприз: через социальные сети я попросил своих друзей прислать мне по почте письма и открытки с поздравлениями, как раньше в нашем детстве. В итоге получил огромное количество посланий в конвертах с марками на листочках в клеточку, в том числе из-за рубежа и с большим удовольствием читал их и перечитывал, правда, не всем смог ответить.

Вы всю жизнь остаетесь преданным одному театру — Нижегородскому театру драмы имени М. Горького. Неужели никогда не возникала мысль сменить труппу или город?

Я абсолютно уверен в том, что наш театр драмы является одним из сильнейших в стране на данный момент. И, честно говоря, у меня никогда не было желания его оставлять. Да, приглашения были — после спектакля «Дядя Ваня» (Сергей Блохин в роли Астрова). Позвали аж в Ленком, но я не решился менять место жительства, поздно уже было. Да и потом, Москва, если вы имеете в виду ее, — такая эфемерная штука. Огромное количество актеров уезжают туда и пропадают в творческом плане, или играют зайцев или грибы. А я хоть и остался в Нижнем Новгороде, зато на мою долю выпали потрясающие роли: Астрова, Лопахина, Клавдия, Рогожина, Аргана и многие другие.

Как-то вы сказали, что каждый актер в идеале должен найти своего режиссера. Вы своего режиссера за 25 лет на сцене нашли?

На каждом этапе жизни был свой режиссер, который чему-то учил и ставил на новую ступень творческого развития. Мне повезло поработать со многими мастерами и, как мне кажется, гораздо интереснее находиться под руководством приглашенных постановщиков, чем одного главного. Главный режиссер в театре, конечно, не помешает, это лидер, который может вести за собой, но у нас такого человека нет. Зато каждый год к нам приезжают пять-семь мастеров, каждый со своим взглядом на жизнь и подходом к театру. Это дает актеру возможность многому научиться, главное попасть с постановщиком в одну струю. На данном этапе «мой» режиссер — Валерий Саркисов. Причем наша совместная деятельность началась с того, что он вообще меня не принимал и даже разговаривать не хотел. Во время работы над спектаклем «Смерть Тарелкина» Валерий Юрьевич со мной и здороваться не хотел. А потом в его «Похищении Собинянинова» мне вдруг дали главную роль, помню, что очень удивился. И как-то мы с ним зацепились мыслями и чувствами, знаете, когда люди начинают смеяться над одним и тем же, не произнося при этом ни слова. С Саркисовым мне очень удобно и легко, и за время его сотрудничества с нашим театром, я сыграл у него Астрова, Яичницу, Кречинского, Лопахина. А до него многому меня научил Анатолий Иванов, народный артист России, к сожалению, уже ушедший от нас. С ним мы работали в спектаклях «Тартюф, или Обманщик» и «Мой ангел белоснежный». А еще раньше был Сергей Стеблюк, который мне, молодому актеру, игравшему в театре только три года, предложил роль Рогожина в «Настасье Филипповне». Большое место в моей жизни занимает Василий Федорович Богомазов. Он взял меня в спектакль «О, Мирандолина!» уже в процессе репетиций. Но я упорно работал. Спектакль шел 10 лет при аншлагах. Я уверен, с любым режиссером, каким бы он не был, нужно находить контакт.

Значительный период в вашей карьере был связан с телевидением. Сейчас вас редко можно увидеть на нижегородских каналах. Не задумывались о новых проектах?

Да, долгое время я занимался побочными проектами: работал на телевидении, радио, записывался в рекламе, организовывал праздники, впрочем, как и многие артисты. Но однажды понял, что это мешает театральной деятельности. Тогда я решил окончательно сфокусироваться на театре, и в скором времени это принесло свои плоды. Появились большие роли, награды на фестивалях… Я понял, что поступил правильно. В период работы на телевидении мы все были моложе, меньше заняты в репертуаре, горели идеями. Тогда у нас с артистом Сергеем Кабайло появилась задумка программы «Вечерний звон». Мы написали сценарий, предложил его телекомпаниям, и нам везде отказали. А потом в России появилась передача «Городок», и про наш проект вдруг вспомнили. Это было ужасное время, мы даже шутили, что у нас восемь дней в неделю: сами писали сценарии, сами снимали, сами монтировали днями и ночами. Не  знаю, смогу ли я выдержать такой режим сейчас. Я полностью поглощен работой в театре — у меня порядка 20 ролей в текущем репертуаре, и если какие-то проекты возникают, они тоже связаны с театром.

Кто ваш главный критик?

Зритель, наверное. Хотя я сам себя критикую не меньше. Я по-прежнему сомневаюсь в том, что делаю на сцене, и мужественно продолжаю бороться с неуверенностью в себе. Когда мы работали над постановкой спектакль «Павел I», режиссер Елена Невежина постоянно меня спрашивала: «Что ты все сомневаешься?» А с этим надо бороться! Я всегда привожу такой пример: когда человек зачесывает лысину прядками, его сразу начинают называть лысым.

Театральная среда в стране значительно изменилась за последние годы. Как вы ощущаете эти изменения в театре драмы?

За последние десять лет Борис Петрович Кайнов, наш директор, и народный артист России Георгий Сергеевич Демуров, когда он был художественным руководителем театра, в буквальном смысле вытащили театр, и он огромными скачками идет вверх. Играть и существовать в нем сейчас очень интересно. В театр стало модно ходить, я это слышу и чувствую. Мне вдруг начали звонить дети моих друзей и просить контрамарку, потому что хотят пригласить девушку на спектакль. У театра появились постоянные поклонники и даже такие «блаженные», которые если пропадают, значит, что-то не так. Вот сегодня, к примеру, мы даем «Павла I», и я не могу взять контрамарку, потому что аншлаг. Причем зритель ходит не только на комедии, этот жанр всегда был популярен, но и на серьезные философские спектакли.

А какая по вашему ощущению публика в Нижнем Новгороде?

В Нижнем очень странная публика, возможно, оттого, что город купеческий или долгое время был закрытым, но даже московские режиссеры отмечали странность наших зрителей. К примеру, долгое время не принято было вставать на аплодисментах. Когда мы ездили на фестивали по городам России, зрители устраивали бурные овации, узнавали на улице. Сейчас, когда в театре драмы зритель встает, мы даже шутим: «Ой, это, наверное, из Таганрога приехали». Да, теперь нам аплодируют стоя. Не знаю, то ли поколения хмурых людей сменилось, то ли город стал более открытым.    

Вы называете Нижегородский театр драмы одним из сильнейших в России на данный момент. Вы считаете, что граница между провинциальным театром и столичным размывается?

Я действительно считаю наш театр одним из лучших в стране. Конечно, и у нас случаются неудачи, но ничего страшно в этом нет. Если за год выходит шесть премьеры, они не могут все стать событиями года. За последние десять лет мы объездили пол-России, принимая участие в фестивалях, и везде забирали главные призы. Причем один из них всегда за самый лучший ансамбль. Причем на каждую фестивальную площадку приезжают разные театральные критики, но все говорят одни и те же слова – мы одна из самых сильных трупп. И, слава богу, что в последние годы мы начали участвовать в фестивалях, потому что долгое время мы сидели здесь в закисшем состоянии и не понимали, хорошо мы играем или нет. Много критики приходилось слышать и потому, что в нашем городе как-то не принято было любить академический, да еще и репертуарный театр драмы. Сейчас отношение к драме меняется, да и сами мы меняемся, поскольку ездить и смотреть на других очень полезно! Это сравнение и помогает осознать, что наша труппа очень сильна на данный момент. Возможно, победы, которые мы одерживаем одну за одной, сплачивают нас.

Беседовала Алина Мазина

Фото: Роман Бородин.

Поделиться:
Публикации по теме: