16+
Журнал / ДЕКАБРЬ 2015

Песня гор

Год литературы, подходящий к своему завершению, продолжает радовать проектами, событиями, премьерами. Настоящим подарком знатокам, а также всем поклонникам прекрасного стала премьера оперы «Казаки» по одноименной повести Льва Толстого. Композитор Ширвани Чалаев, влюбленный в русскую литературу, передал в музыке всю глубину этого произведения, а труппа Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А. С. Пушкина воплотила на сцене сложные характеры и смешение чувств.

Первое, что поразило зрителей, пришедших на премьеру оперы Ширвани Чалаева «Казаки», — это преобразившаяся сцена: минимум декораций, которые говорят об условности обстановки, глубина и перспектива, созданные проецируемыми видами величественных гор, но самое главное — возвышающаяся и при этом расположенная под углом круглая площадка, ставшая центром сцены, местом главного действия. Такое решение было предложено художником-постановщиком спектакля Станиславом Фесько. «На сцене представлено мое видение сценического воплощения оперы, а насколько оно верно, скажет только зритель, — рассказывает автор костюмов и декораций. — Сюжет повести заканчивается ничем, а у каждого из нас своя дорога, и никто не знает, куда она нас приедет. В центре круг — как известно, начала и конца у круга нет. Можно бесконечно ходить по этой дороге, и куда попадешь — вопрос». Бесконечность белого круга сцены продолжается в белоснежных костюмах актеров. Каждая жизнь человека — чистый лист, белое полотно.

При минимуме декораций игра актеров становится более выразительной

Текст повести Льва Толстого звучит в оперной постановке удивительно естественно, хотя пропеть прозу этого мастера — весьма сложная задача. Но вдохновленные композитором артисты Нижегородского театра оперы и балета не только успешно с ней справились, но и буквально «оживили» созданное более 150 лет назад произведение, сделали его современным, близким, трогающим. По словам Ширвани Чалаева, он позволил себе поместить в пространство оперы лирику Михаила Лермонтова — настолько органичным является для композитора соседство двух великих мастеров слова. На сцене хор неоднократно исполняет «Выхожу один я на дорогу…», и лермонтовские строки, написанные задолго до повести Толстого, звучат необычайно естественно. Русская литература в богатстве ее смыслов, глубине поисков, во взлете человеческой души для Ширвани Чалаева — предмет непереставаемого восхищения. Он легко вдохновляется творениями русских авторов и создает музыку такую же масштабную, как и сами тексты.

Белый цвет преобладает в костюмах и сценическом оформлении

Режиссер-постановщик оперы Илья Можайский уверен, что труппа театра прекрасно справилась с непростой задачей: «Все работали с большим увлечением, актеры очень влюблены в этот материал, и я могу сказать о том, что на данный момент сформировались адекватные составы, и сложно определить, какой лучше. Все очень хотели поставить это великое произведение. Это действительно мировая премьера, целое событие, потому что давно такого сильного материала не было в российской музыкальной драматургии».

В ряде сцен оперы задействованы артисты балета

Сам композитор оставил себе возможность участия в постановке — именно его горский тембр звучит в опере. Это голос гор — вечных и высоких.

Текст: Мария Медвидь

Фото: Андрей Абрамов.

Поделиться:
Публикации по теме: