16+
Журнал / ДЕКАБРЬ 2015

Эффект присутствия

Эффект присутствия «там», в другом месте, отличном от настоящего физического местонахождения, захватил человека. Порой этот эффект кажется достаточным для восприятия любого рода информации о мире. Обратимся к живописи вместе со старшим научным сотрудником НГХМ Екатериной Клюевой: «Экранное изображение живописного произведения не производит эффекта сопричастности, поскольку коммуникативная функция искусства в подобном случае работает лишь наполовину или не работает вовсе. Знакомство с подлинным произведением искусства требует активной вовлеченности человека в процесс коммуникации. Именно художественные музеи предоставляют возможность такого полноценного общения. Коллекция Нижегородского государственного художественного музея в данном случае не является исключением.

Ф. Рокотов. Портрет  неизвестной. 1790-е годы. Собрание НГХМ

Работа Ф. Рокотова „Портрет неизвестной“ фиксирует черты женщины-загадки, выступающей из темного непроницаемого фона. Перламутровая серо-голубая гамма усиливает ощущение невесомости образа. Но поменяйте угол зрения на картину, и этот взгляд из глубины веков с любопытством последует за вами, куда бы вы ни переместились. Работает механизм обратной связи — “неизвестная” есть для нас в реалии, поскольку мы очевидно существуем для нее.

На картине Ф. Малявина „Баба в желтом“ — дородная полная удали и задора крестьянка начала XX столетия, которая держит за головой согнутые в локтях руки. В какой момент жизни она изображена: заплетающей косу, прилегшей отдохнуть или в элементе национального танца? Ребенок ответит согласно своему настроению. Логически рассуждающий человек может найти обоснование любому варианту. Но только зритель, пришедший в музей, с таким удовольствием отметит для себя широкие мазки кисти и мастихина на рукавах ее рубахи. Они направлены вверх и подготавливают к восприятию следующего действия бабы — всплеску руками в разные стороны. Это знание откроется для него как собственное. А «танцевальное» настроение крестьянки станет по-особому близким.

Ф. Малявин. Баба в желтом. 1903 год. Собрание НГХМ

Способность человеческого глаза воссоединять между собой различные сегменты „раздробленного“ изображения позволяет не просто зафиксировать движение кисти художника во время создания работы, но и почувствовать пульсацию красочного слоя. На полотне И. Грабаря „Осень. Рябина и березы“ изображение осеннего пейзажа вот-вот ускользнет от зрителя, как желто-красный лист под сильным порывом ветра, и его приходится удерживать усилием воли. Таким образом, перед нами образ, складывающийся прямо на глазах у созерцающего произведение человека, при его обязательном участии.

Непосредственное общение с произведениями искусства стимулирует не только постоянную работу глаза, но и постоянную работу мысли. А как гласит известное выражение французского ученого Рене Декарта: „Я мыслю — следовательно, я существую“. Не теряйтесь в пространстве! Ходите в музей!»

Поделиться: