16+
Журнал / ФЕВРАЛЬ 2017

Живой Горький

«Живой, современный, созвучный нам Горький» — так говорят о спектакле «На дне», премьера которого состоялась в январе, его первые зрители. Московский режиссер Валерий Саркисов предложил настолько новое и неожиданное прочтение этого классического школьного материала, что постановка уже названа самой неоднозначной версией пьесы нашего великого земляка, 150‑летие со дня рождения которого мы будем отмечать в следующем году. И как много лет назад, Максим Горький заставляет нас думать, чувствовать, сопереживать. А еще учит самому главному — жить.

Для Валерия Саркисова «На дне» стало 11‑й постановкой в нашем театре и, пожалуй, самой смелой и неоднозначной версией великой хрестоматийной пьесы. Поначалу даже не сразу понятно, в какую игру вовлекает нас постановочная группа. Что это? Социальный цирк? Философский джаз? И то и другое. И все что угодно. Потому что режиссер взял за основу создания этого действа предельную степень условности. Огромные трубы, служащие декорацией, говорят о том, что это может быть любая точка на Земле, а джаз, взятый за музыкальную основу, предельно точно отражает мысль Горького о том, что «на дне» — это не место для неудачника. Это та точка, в которой может оказаться любой. И каждый будет пытаться подняться. Или хотя бы мечтать об этом. Все это делает спектакль современным как никогда.

Лука в исполнении Анатолия Фирстова и Барон Александра Сучкова — герои вне времени

Очень интересна работа московского художника по костюмам Андрея Климова, который подхватил магистральную идею режиссера о всеобщности «дна» и при этом блестяще выявил характерность персонажей благодаря точно найденным деталям. Барон, например, которого в спектакле играет заслуженный артист России Александр Сучков, носит на лацкане пиджака массу нелепых значков, обобщая таким образом собирательный образ странных людей, живущих былыми несуществующими заслугами. Венок из васильков, который носит Настя, делает этот образ чрезвычайно трогательным. Да и работа актрисы Марии Мельниковой заставляет зрителя сопереживать героине и ее стремлению к настоящей любви. Полицейский Медведев, одетый в форму милиционера 1950‑х годов, — это тоже некая отсылка во времени, которая заставляет зрителя в очередной раз «качнуться» на эмоциональных качелях ностальгии, а правдивость игры актера Евгения Зерина придает всему образу и объем, и современный смысл.

Нешуточный накал страстей в постановке держит зрителей в напряжении

Вообще весь состав подобран очень точно, каждый ведет свою партию и каждый пытается выбраться из общей непростой ситуации своим уникальным путем, свойственным его судьбе и характеру. И то, что в постановке занято очень много молодых актеров, делает ее не только созвучной нашему времени, но и более энергичной, полифонической и очень живой.

Джазовые ритмы «на дне» жизни — почему бы и нет?

Актерские работы настолько полноценны, что выделить кого-то особо сложно. Целая плеяда заслуженных артистов России — Юрий Котов, Анатолий Фирстов, Николай Игнатьев — внесла полноценный вклад и в режиссерскую идею, и в эмоциональный фон всего спектакля. И это, пожалуй, самое важное. Ведь единственное, что остается в театре, если убрать из него все компьютерные эффекты и технологии, — это эмоции и чувства. С незапамятных времен мы приходим в театр, чтобы кататься на эмоциональных качелях. Плакать, смеяться, ненавидеть, любить, петь, безумствовать. Чувствовать. Жить. И оттого пьесы Максима Горького чрезвычайно современны, что убедительно доказал театр драмы.

Текст: Елена Минская

Фото: Роман Бородин.

Поделиться:
Публикации по теме: