16+
Журнал / ФЕВРАЛЬ 2018

Частная коллекция

В Нижнем Новгороде есть уже немало крупных и весьма ценных коллекций, которые все чаще демонстрируются зрителям на различных выставочных площадках. Налицо довольно существенные инвестиции в изобразительное искусство, которые, со всей очевидностью, не дают быстрой отдачи. Во что же эти инвестиции? Конечно, в себя, любимого, образованного, высоко поднявшегося над обыденной суетой современника, которому гарантировано почетное место в светлом будущем.

Частные собрания, выставляемые на всеобщее обозрение, неизменно вызывают интерес публики как к самим предметам искусства, так и к личности коллекционера

За несколько последних лет все чаще стали проводиться выставки и даже создаваться музеи частных художественных коллекций. Одним из самых известных и весьма удачных опытов в этом направлении стал музей Фаберже в Санкт-Петербурге — негосударственный музей, открывшийся в ноябре 2013 года. Первым частным музеем в постсоветском пространстве России считается музей «Музыка и время», открытый в Ярославле в 1993 году актером-фокусником Джоном Мостославским. Музей сразу завоевал симпатии огромного количества жителей и гостей этого волжского города и продолжает активно существовать в пространстве культурного туризма и после кончины своего создателя.

В нашем городе в конце января — начале февраля открылись сразу две выставки из частных собраний Москвы: «Чарующее мифов волшебство…» в Государственном художественном музее в Кремле и «Укиё-э. История японской гравюры XVIII–XIX веков» в Выставочном комплексе на площади Минина и Пожарского. Коллекции объемны и весьма представительны, каждая в своем стиле подана эффектно и выразительно.

Выставка Художественного музея впервые за пределами Москвы демонстрирует богатства когда-то приватной коллекции живописи, графики и декоративно-прикладного искусства Западной Европы XVI — начала XX веков. В Выставочном комплексе демонстрируется давно любимое в Европе искусство японской ксилографии, нэцкэ, цуба, буддийской пластики — произведения, собранные московским художником и коллекционером Кириллом Данелия.

Да и здесь, в самом Нижнем Новгороде, сложились серьезные частные собрания, хотя их обладателей не так много. Есть коллекции европейского антиквариата, современных нижегородских и российских художников и много еще чего.

Ирина Маршева

Искусствовед, начальник экспозиционно-выставочного отдела Нижегородского государственного выставочного комплекса, член Союза художников РФ

«Какие ценности приобретаем мы, вкладываясь в искусство и культуру? В первую очередь нематериальные: эстетические и эмоциональные переживания, интеллектуальные игры, развивающие личные качества, репутацию, престиж».

Похоже, возвращаются времена меценатов и покровителей изящных искусств, которыми прославилась «Россия до». При этом новые собрания успешно заполняют глубокие лакуны коллекций государственных музеев, например в области поздней иконописи или позднего реализма, актуального и современного искусства.

Какие ценности приобретаем мы, вкладываясь в искусство и культуру? В первую очередь нематериальные: эстетические и эмоциональные переживания, интеллектуальные игры, развивающие личные качества, репутацию, престиж. Культура — это вообще область нематериальных ценностей, которые сопровождают человечество на протяжении всей его истории. Однако у изобразительного искусства есть одно неповторимое качество. Вот, например, вы приобретаете билет в театр или на концерт. Вы получаете там гамму чувств, впечатлений и переживаний. Но их нельзя ни продать, ни обменять, ни подарить, это ваш личный неконвертируемый жизненный опыт. С предметом искусства изобразительного совсем другое дело, с ним можно осуществить все вышеперечисленные действия.

Абсолютно значимым примером инвестиций в живопись и графику является личность Павла Михайловича Третьякова. Его увлечение было настоящей миссией. В результате именно он, будучи по профессии предпринимателем в области текстиля, создал самую представительную коллекцию современного искусства, ставшую основой отечественной истории художественной культуры. Задолго до своей кончины он составил завещание, в котором написал: «Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, приносящего многим пользу, всем удовольствие». Имя его бессмертно, коллекция стала достоянием нации. Хорошая получилась инвестиция.

Текст: Ирина Маршева

Фото: Роман Бородин.

Поделиться: