16+
Журнал / ИЮЛЬ 2013

Армен Джигарханян

«Гастроли – трудная вещь, — признается Армен Борисович, — но как иначе актер и зритель смогут найти друг друга?» Именно поэтому всенародно любимый артист России и актеры Московского драматического театра Армена Джигарханяна приехали с гастролями в Нижний Новгород. На сцене Нижегородского театра драмы они представили три спектакля: «Мона», «Ромео и Джульетта» и «Театр времен Нерона и Сенеки».

Однажды я понял, что мои студенты — замечательные ребята — после окончания четырех лет обучения во ВГИКе окажутся на улице. Это были 90‑е годы. Я подумал, что нам стоит объединиться, ведь мы четыре года любили друг друга, хотели выразить себя. Так появился Московский драматический театр Армена Джигарханяна.

Любовь в искусстве

В искусстве я патологично субъективный человек, поэтому, конечно, в театре у меня есть свои любимчики. Одного актера я люблю и могу смотреть на него бесконечно, другого — не очень, и мне нельзя вменить это в вину. Но в целом все мои отношения с ними строятся исключительно на любви. Я млею, когда слежу за игрой моих актеров на сцене — как они молчат, как они садятся, выходят. Все искусство строится на любви!

Армен Джигарханян в роли Сенеки

Женский вопрос

Я очень люблю женщин, без них нам, мужчинам, никуда. Сейчас в нашем театре мы играем «Вассу» по произведению вашего великого земляка Максима Горького. Героиня пьесы — женщина с фантастической судьбой. Так случилось, что в этой теме мы пошли дальше и сейчас репетируем пьесу английского писателя Болта про Елизавету и Марию. Все это о женщинах и власти. У нас прямой текст: власть женщины — вещь чудовищная.

Шекспир и Чехов

Я влюблен в идею «Ромео и Джульетты», на мой взгляд, это удивительная пьеса. Мне почти восемьдесят лет, но я до сих пор не могу ответить для себя на все вопросы, поставленные в этом произведении. Почему Ромео и Джульетта ушли из нашей жизни? Ведь это была идеальная любовь! Для меня Шекспир и Чехов — вершины драматургии и театра. Их произведения даже не укладываются в понятие жанра. Чехов назвал «Вишневый сад» комедией, но ведь это трагическая история, которую мог написать только очень сильный человек. Жанра нет, есть гениальность.

Ленивая страна

Я люблю смотреть английский футбол. Представьте себе — Лондон, зима, но при этом все трибуны заполнены до отказа! Зрителей не надо загонять на стадион, а у нас в России есть такое понятие, как «борзовики» — бюро организации зрителя. Вдумайтесь в это! Нас надо обязательно организовать, и пойдем мы только для того, чтобы понять, куда идем. Россия — очень ленивая страна.

В России и на Западе

Русское кино нищее, поэтому иные разговоры о нем бессмысленны. Американцы тратят миллиарды на эту индустрию, прекрасно разбираются в технологии создания картины, а значит, могут двигаться вперед. В России фильмы снимаются по старым образцам. Однако даже в нашем кинематографе время от времени появляются достойные картины.

Сцена из спектакля «Театр времен Нерона и Сенеки»

Любимая роль

У меня нет любимой роли, и я объясню, почему. Я еще собираюсь жить и продолжать играть дальше, а значит, любимая роль впереди. Я верю, что в следующем фильме увижу то, ради чего жил. Актеры имеют возможность жить в выдуманной реальности, поэтому иногда я себя ощущаю Сенекой, мудрым старцем, а иногда мне ближе Стэнли Ковальский из «Трамвая “Желание”». В этом и есть счастье актера!

Долгожитель на сцене

Мне скоро 78 лет, и я прекрасно осознаю свой возраст. Конечно, молодые актеры наступают на пятки, но иначе и быть не может. После спектакля, например, часто вижу, как идет Семен Штейнберг, исполнитель роли Нерона в спектакле «Театр времен Нерона и Сенеки», и несет букет больше, чем у меня (улыбается). Я по-прежнему люблю театр, но каждый раз задаю себе вопрос, как долго я еще смогу работать. Знаете, кто-то из великих сказал: «В искусстве творить до тех пор можешь, пока ты способен что-то рожать».

Беседовала Алина Мазина
Фото: Роман Бородин
Поделиться: