16+
Журнал / ИЮЛЬ 2014

Янош Киш и Алексей Долбилов

Два крупных культурных события — Дни Венгрии в Нижнем Новгороде и Международный фестиваль искусств имени А. Д. Сахарова — объединил приезд Дьёрского балета, национальной гордости Венгрии. Минуя Москву, один из самых известных коллективов современного танца в Европе представил два одноактных балета «Кодай» и «Жизнь в розовом цвете». Международная труппа под руководством Яноша Киша собрала под своим крылом не только лучших танцоров Венгрии, но и зарубежные таланты, среди которых оказался наш соотечественник Алексей Долбилов.

Господин Киш, во время вашего первого приезда в Нижний Новгород вы очень волновались, представляя свою группу искушенной российской публике. С каким чувством вы приехали на этот раз?

Янош Киш: Мое сердце по-прежнему бьется в ускоренном ритме, когда мы приезжаем с нашими постановками в Россию, а в этом году я ощущаю еще большую ответственность, так как Нижний Новгород не так давно стал городом-побратимом Дьёра. Тысячами нитей Дьёрский балет и я лично связаны с Россией, русской школой классической хореографии. Много лет тому назад, когда я еще был членом труппы в качестве танцора, мы часто выступали в Москве, в том числе и на сцене Московского музыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко. Наши постановки всегда имели большой успех у российской публики, которая прекрасно знакома с традициями классической хореографии. Настоящим признанием стало и то, что среди зрителей были Майя Плисецкая и Борис Ефимов. Если говорить обо мне лично, то своей профессиональной судьбой я обязан Академии русского балета имени А. Я. Вагановой, где я учился.

Балет «Кодай» в исполнении Дьёрской балетной группы в рамках XIII Международного фестиваля искусств имени А. Д. Сахарова

Расскажите подробнее о своем творческом пути. Что особенно запомнилось из уроков в Ленинградском хореографическом училище?

Я. К.: Впервые я вышел на сцену благодаря своей старшей сестре, которая занималась национальными танцами в школьном кружке. Ее преподаватели заметили мой интерес к танцевальным номерам и буквально сразу же поставили меня в один из них. Мои родители хотели, чтобы я стал боксером — отец обожал этот вид спорта, участвовал в его развитии и не пропускал ни одного воскресного боя по телевизору. Однако в десять лет я уговорил их отдать меня в балетную школу, затем поступил в хореографическую академию в Будапеште. По обмену меня отправили в Вагановское училище, что стало по-настоящему бесценным опытом для дальнейшей карьеры. Основа подготовки в венгерской хореографической школе та же, что и в русской, однако преподаватели, среди которых был и Борис Брегвадзе, помогли исправить изъяны в моей технике. Они были требовательны, а методы казались порой очень жесткими, но это помогло мне выйти на новый уровень. Затем в 1978 году в Дьёре построили великолепный театр, где я и мои единомышленники через год организовали балетную школу. Кстати, год назад наш балет получил статус государственного.

Что представляет собой балетная труппа сегодня?

Я. К.: Это многонациональный коллектив из 54 человек. Его основу составляют венгерские танцоры, однако много лет мы приглашаем к нам иностранных талантливых молодых людей. Сегодня у нас выступают профессионалы из России, Японии, Германии, Австрии, потому что язык танца универсален.

Алексей, а как вы оказались в балете Дьёра?

Алексей Долбилов: Я родился в Перми и все детство провел в театре за кулисами, поскольку мой отец — оперный певец, а мама — костюмер. Родители переехали в Москву, а я окончил балетную академию и два года работал в Пермском театре оперы и балета имени П. И. Чайковского. Мне всегда хотелось попробовать свои силы в Европе. Девять лет назад в московский театр «Новая опера», где работают родители, в рамках гастрольного тура приехал Дьёрский балет. Мама попросила дать мне возможность пройти просмотр, и с тех пор я являюсь танцором балетной группы. 

Фрагмент балета «Кодай» в исполнении Дьёрской балетной группы

Насколько сложно было перестроиться с классического жанра хореографии на современный?

А. Д.: В современном танце есть свои технические особенности, поэтому поначалу было тяжело. В классическом танце все позы и движения четко прописаны, а  модерн более свободен — тело получает возможность изобразить больше чувств. При этом в классическом театре артисты танцуют из года в год одну и ту же программу, а в Дьёрской труппе репертуар постоянно обновляется, есть возможность работать с иностранными хореографами и впитывать их понимание языка танца.

Я. К.: Среди профессионалов много лет существует большой спор о взаимосвязи классического и современного балета. Я всегда говорил, что классическому балету нужно учиться на протяжении девяти лет, это так же, как и в случае с музыкантами, очень сложный и длительный процесс. Технику и теорию современного балета можно освоить за четыре года. Тот, кто танцует классический балет, достаточно просто может перейти к жанру современного. Обратные случаи практически невозможны — танцор современного балета не сможет выйти и исполнить партию в «Лебедином озере». Однако это не означает, что эти два направления не могут сосуществовать и дарить зрителям в равной степени яркие эмоции.

В прошлом году танцоры Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А. С. Пушкина выступили на международном фестивале танца в Дьёре. Будет ли продолжено это сотрудничество?

Я. К.:  В 2014 году этот фестиваль состоится уже в десятый раз. За неделю сразу на нескольких площадках пройдет 27 спектаклей фольклорных, современных и военных ансамблей. В этом году мы впервые приглашаем из-за границы критиков из Франции, Бразилии, Италии, Австрии, Германии, Швейцарии, США, Колумбии. Год назад выступление нижегородской пары произвело настоящий фурор у публики. Сейчас мы как раз обсуждаем с нижегородской стороной дальнейшее взаимное сотрудничество. Надеюсь, культурные связи наших городов будут крепнуть с каждым годом.

Беседовала Алина Мазина

Фото: Роман Бородин

Поделиться:
Публикации по теме: