16+
Журнал / ИЮЛЬ 2016

«Импровизация 4»

Можно ли услышать картину? Не спешите с ответом… «Цвет — это клавиш, глаз — молоточек, душа — многострунный рояль. Художник есть рука, которая посредством того или иного клавиша целесообразно приводит в вибрацию человеческую душу» (В. В. Кандинский. «О духовном в искусстве», 1910). Василий Кандинский получил мировую известность как создатель беспредметной абстрактной живописи и как теоретик искусства, изменивший привычное восприятие изобразительного. Суть абстракции Кандинского заключается в синтезе музыки и живописи. Художник провозгласил первенство музыки среди других искусств, отношение к ней как к искусству изначально абстрактному, идеально выражающему суть творчества.

Ранняя «полуабстрактная» работа Кандинского «Импровизация 4», являющаяся одним из шедевров нижегородского собрания, практически не бывает дома. Увидеть ее в стенах родного музея пока не получится, хотя скоро картина возвращается из своего путешествия — с выставки в Еврейском музее (Москва). «Импровизация 4» создавалась в Германии в 1909 году, где Кандинский увидел и понял цвет как «живое существо», где родился его новый стиль с мягкими формами, красочной кладкой мазка, где цвет уже «оторван» от предмета. В этой работе с прочитывающимся мотивом всадника уже происходит отделение «цветового образа» от предметного содержания. Удивительно, но цветовое соотношение здесь вызывает именно музыкальные ассоциации. Вообще, разгадывание и описание мотивов Кандинского — дело непростое. Там, где соединяются предметное и беспредметное, есть что-то неуловимое, прекрасное, духовное. Во всем ощущение динамики, чего-то большего, чем конкретный мотив. Сам художник сравнивает форму и цвет со звуками музыкальных инструментов: желтый у него тяготеет к звуку флейты, синий — успокаивающе глухой, подобен звуку виолончели. Бесспорно, «Импровизация 4» написана под влиянием музыки, визуальные элементы картины сродни музыкальным составляющим. Кандинский считал, что это и есть секрет настоящей живописи, хотя был уверен, что предмет не должен исчезать до конца.

В. В. Кандинский (1866–1944). Импровизация 4. 1909. Собрание НГХМ. Фрагмент

Еще в детстве будущий художник брал частные уроки игры на виолончели и фортепиано. Знакомство с творчеством композиторов Бетховена, Вагнера, Дебюсси, Мусоргского, Скрябина, Шёнберга дало индивидуально-интуитивное понимание музыки. Собственно любовь к музыке и сформировала у художника интерес к цветозвуковому синтезу, отказу от излишней реалистичности в живописи.

Известно, что многие живописцы обладали музыкальными способностями. На рубеже веков высока была и общая музыкальная культура, когда владение инструментом считалось нормой. Это вовсе не означало, что художники хотели изображать музыку, но она, конечно же, становилась соучастницей творческого процесса. У Кандинского были особые отношения с музыкой: он понял, что живопись тоже может быть основана не на вербальном, а на абстрактном, говорил о желании создать теорию живописи по подобию музыкальной, выработать, например, «генерал-бас» живописи. Его поиск «чистого звука» в живописи — это поиск различных взаимодействий цвета и формы, создание беспредметных «музыкальных» импровизаций, оказывающих сильное воздействие на художественное восприятие зрителя.

Поделиться: