16+
Журнал / МАРТ 2019

Безопасность интернета: Дмитрий Митрохин о том, кого и от чего нужно защищать

В последнее время стало особенно хорошо понятно, насколько по-разному представителями власти и гражданским населением воспринимается понятие «безопасность интернета». Если первые озабочены нарастающей мощью сети как источника информации и места формирования протестных настроений, то вторые видят угрозы в мошеннических схемах заработка, доступе детей к контенту для взрослых, распространении вирусов и воровстве персональных данных. Если в недалеком прошлом законодатели старались прикрываться страхами людей для введения новых ограничений, то сейчас даже перестали пытаться. Об этом явно свидетельствуют последние громкие инициативы Государственной думы: законопроекты «об оскорблении власти» и «фейковых новостях» и «о суверенном интернете».

Пока законы не приняты и их окончательные варианты не опубликованы, сложно оценить, насколько сильно они изменят жизнь российского сегмента сети, но уже сейчас можно сказать, что привычная жизнь пользователей интернета в стране изменится. Печально, но она точно не станет безопаснее. Скорее наоборот.

Если предположить, что пакет законопроектов «об оскорблении власти» будет принят в существующей редакции, то, в теории, любая жалоба, например на плохую уборку снега, приправленная вполне объяснимым нелицеприятным обращением в сторону городской администрации, может быть расценена как оскорбление. Самое интересное, что решение о наказании за оскорбление будет принимать суд, а вот блокировать ресурс с якобы оскорбительным контентом сможет Генеральная прокуратура, то есть без судебного разбирательства.

Примерно такая же ситуация с наказанием за распространение фейковых новостей. В принципе понятно, что информация, не соответствующая действительности, может привести к печальным последствиям. Только вопрос: кто будет определять действительность, — остается открытым. Доказывать, что любая информация, отличающаяся от официальной, не является фейком, придется уже в суде.

Опасный момент заключается в том, что данные законопроекты в теории могут использоваться и по отношению к публикациям, которые созданы до даты его вступления в силу. Хотя это и кажется странным, но такое уже было. Представители Роскомнадзора заставляли электронные средства массовой информации приводить архивные новости в соответствие с новыми законами, утверждая, что раз доступ к старым публикациям открыт, значит за них тоже можно оштрафовать. Вот и вспоминайте, оскорбляли ли вы когда-нибудь за время пользования интернетом представителей власти или нет.

Законопроект «о суверенном интернете» продвигается под предлогом создания инструмента для защиты страны от возможного отключения от всемирной паутины. Только вот такое отключение невозможно извне. Интернет не имеет никакого единого центра управления, способного вырубить доступ для выбранной территории. Собственно, сейчас даже непонятно, как можно будет осуществить мероприятия по изоляции российского сегмента сети от остального мира.

«Печально, что декларируемая государством борьба за безопасность интернета превратилась в борьбу с самим интернетом. Причем итогом этого противостояния может стать полный переход продвинутых пользователей интернета „в тень“»

Предполагается, что операторы связи должны будут установить устройства, которые смогут блокировать внешний трафик. Устройства эти предоставит государство, и, по информации «Интерфакса», на их создание в федеральном бюджете уже заложено более 1,8 миллиарда рублей, хотя закон еще не принят. А в целом, по словам автора законопроекта сенатора Андрея Клишаса, реализация закона потребует затрат в размере 20 миллиардов рублей.

И эти расходы не принесут никакой пользы гражданам страны, потенциально осложнят их жизнь, а могут и вовсе лишить привычного интернета. Остается только надеяться, что, как и некоторые другие технические инициативы Госдумы, эти законодательные нововведения не смогут быть реализованы в полной мере.

Так уже случилось, например, с нашумевшим пакетом Яровой, который предполагал обязать операторов связи хранить все записи звонков и сообщений в течение шести месяцев. Как и предупреждали представители провайдеров, его попросту невозможно исполнить, потому как объемы информации огромны. Еще один пример — блокировка Telegram. Почти год прошел, как Роскомнадзор начал борьбу с неподконтрольным мессенджером. Итог: Telegram работает до сих пор, а на его платформе существуют каналы некоторых государственных структур. Даже силовики не брезгуют использовать опальный ресурс.

В любом случае, печально, что декларируемая государством борьба за безопасность интернета превратилась в борьбу с самим интернетом. Причем итогом этого противостояния может стать полный переход продвинутых пользователей интернета «в тень».

В Нижнем Новгороде был отличный пример, который доказывает, что активность интернет-пользователей не всегда равнозначна интересам большинства горожан. В конце осени 2018 года нижегородский сегмент «Фейсбука» активно обсуждал вопросы благоустройства сквера памяти 1905 года на площади Свободы. Многие были возмущены большим количеством гранитных объектов на территории зеленого островка. Администрация города отреагировала быстро. Были проведены встречи с активистами, обсуждения, в итоге эту концепцию решено было изменить. Чуть позже встречу с жителями Нижегородского района города мэр Владимир Панов начал со своих пояснений именно по этому вопросу, но оказалось, что горожанам, пришедшим на встречу, судьба сквера вообще не интересна. Их волновали другие, более насущные проблемы.

Но у страха глаза велики. Представители власти активно пользуются интернетом, там их окружают возмущенные пользователи, и у них создается впечатление, что сама глобальная сеть представляет опасность. Остается только напомнить, что интернет — всего лишь полезный инструмент. Никто же не ограничивает продажу кухонных ножей из-за того, что ими можно воспользоваться как орудиями убийства.

Текст: блогер Дмитрий Митрохин

Фото: Евгений Деревянко, предоставлено экспертом.

Поделиться: