16+
Журнал / МАЙ 2013

Анна Ермакова

Театр оперы и балета располагается в бывшем здании Народного дома, построенном в 1903 году по инициативе Максима Горького и Общества распространения начального образования в Нижегородской губернии. Строительство здания велось на частные пожертвования, в том числе графини Софьи Паниной и Федора Шаляпина. В 1935 году в здание переехал театр оперы и балета.

Музыкальный театр призван создавать праздник, уверена Анна Дмитриевна. Театр оперы и балета вот уже почти 80 лет формирует культурный вкус нижегородской публики. В ближайшем будущем в его истории начнется новая глава – в городе полным ходом идет обсуждение проекта нового здания для театра.

О новом здании театра

Строительство нового здания театра оперы и балета совершенно необходимо, в нем наше спасение. Эту идею я отстаиваю уже двадцать с лишним лет. Ни о какой реконструкции речи быть не может, потому что сегодня нам крайне непросто размещать коллектив из четырехсот человек на существующих площадях. Театр оперы и балета – гордость города. Именно на наши спектакли в первую очередь приходят иностранные гости Нижнего Новгорода. За рубежом на столь качественные постановки невозможно попасть за такие небольшие деньги.

О классике и современности

Театр и его коллектив пережил немало трудностей, но мы всегда оставались верны классике. Начало моей карьеры в театре оперы и балета связано с эпохой перестройки. В те времена люди искусства зачастую выбирали ложный путь – в погоне за кассой брали легковесные произведения в угоду невзыскательному вкусу. Новые веяния чаще всего проявлялись в том, что полуграмотный режиссер пытался по-своему прочесть классическое произведение. Поэтому, например, в таком спектакле, как «Риголетто», главный герой появлялся в образе чеченского боевика.

Премьера восьмой постановки балета «Лебединое озеро» на сцене театра оперы и балета имени А.С. Пушкина

О жизни по законам военного времени

У нас в репертуаре сохранилось 40 спектаклей, и мы обеспечиваем эти названия, какие бы сложности ни возникали. Во времена перестройки был период, когда работникам театра несколько месяцев не выдавали зарплату. Тогда завод НИТЕЛ принял решение считать театр оперы и балета своим цехом. Он обеспечивали нас продуктами питания: мукой, сахаром, рыбой, мясом, макаронами, рисом, овощами, а Масложиркомбинат – маргарином и майонезом. Это совершенно уникальная страница в истории театра.

О новых формах

На фоне приверженности классике мы позволяем себе создавать проекты, которые никогда не были свойственны нашему театру. Достаточно вспомнить спектакль «Жди меня» к 65-летию Победы по пьесе Симонова, в который мы ввели песни военных лет. Каждый раз, когда звучит финальная песня «Поклонимся великим тем годам», весь зал встает со слезами на глазах. Это и есть тот самый катарсис, ради которого мы существуем. Сейчас мы работаем над постановкой, которая станет новым словом в истории нашего театра, – спектаклем «Коко Шанель. Страницы жизни».

О жестокости за кулисами театра

Комментировать преступление, совершенное против Сергея Филина, художественного руководителя Большого театра, очень непросто. Иногда в коллективе создаются специальные условия, провоцирующие жестокость. Один художественный руководитель устанавливает справедливый подход в распределении спектаклей между несколькими составами. Другой – показывает, что артисты неравноценны. Волюнтаризм в оценке работы создает питательную среду для конфликтов.

О шоу-бизнесе и искусстве

Многие отрицательные явления пришли в театр из шоу-бизнеса. Высокое искусство никогда не будет вписано в шоу-индустрию. Система подготовки молодых звезд, которой больна наша массовая культура, не работает в театральном искусстве. Балерина доказывает свое мастерство каждый раз, когда выходит на сцену. У нас все определяет школа, а не статус звезды и количество средств, вложенных в раскрутку.

Елена Шевченко и Роман Муравицкий в опере «Аида»

Беседовала: Алина Мазина

Фото: Роман Бородин

Поделиться: