16+
Журнал / МАЙ 2015

Совершенно несекретно

Казалось бы, сложно добавить еще что-то к тому, что мы знаем о воинском и трудовом подвиге горьковчан во время Великой Отечественной войны. Сколько написано и сказано об этом. Однако с каждым новым этапом рассекречивания архивов наши знания о том времени пополняются. И если дело не в сенсации, то уж точно в том, что поколение наших отцов, дедов и прадедов ежедневным тяжелым трудом честно исполняло свой долг. И это еще раз подтверждают новые факты, где за цифрами отчетов и распоряжениями можно увидеть судьбы людей.

В преддверии 70‑летия Победы в Великой Отечественной войне традиционно особенное внимание уделяется военной истории и ее тайнам. И чем меньше этих тайн остается, чем доступнее становится информация, тем нам, сегодняшним, становится легче принимать и понимать ее. Процесс рассекречивания архивных документов всегда зависел от вида документа, деятельности органа, который создал этот документ, и от временного периода. Столичные органы, занимающиеся охраной государственной тайны, готовили специальные перечни, устанавливающие, что и когда может быть рассекречено: что-то через 10 лет, что-то через 15 или 20 лет, а что-то и через 70 лет должно пройти соответствующую экспертизу. Эти перечни поступали в регионы, и уже здесь, на местах, архивные службы готовили свои предложения, ориентируясь на эти рекомендации. С годами, эпохами эти перечни менялись. Например, большой объем документов был рассекречен в начале 1990‑х в связи с глобальными изменениями в стране. Тогда же гриф секретности был снят с большого массива документов советского периода, и тогда же партийные архивы вошли в систему государственной архивной службы и стали подчиняться ее распоряжениям и нормативно-правовой базе — до этого они подчинялись указаниям партии. А это означало, что работать с этими документами могли только члены партии, как и в случае с комсомольскими архивами.

График испытания партий снарядов — один из новых рассекреченных документов из истории завода «Красное Сормово»

Без секретов

Что касается нижегородской архивной службы, то масштабные рассекречивания проводились по фондам нынешнего Центрального архива к 20‑ю годовщину Победы — это были прежде всего документы оборонных предприятий. Собственно, большинство секретов и было связано с местным оборонным производством — уходила в историю актуальность военных разработок. Безусловно, рассекречивание проводилось при участии компетентных органов. Архивисты имеют право подготовить свои предложения по рассекречиванию, однако решение принимает региональная межведомственная комиссия. По словам Татьяны Добровольской, заместителя руководителя Государственного общественно-политического архива Нижегородской области, секретаря региональной межведомственной комиссии, данная структура была создана в 1995 году распоряжением губернатора региона. Губернатор же и возглавляет эту комиссию. За 20 лет существования комиссии в общей сложности было рассекречено около 110 тысяч дел. Региональная комиссия ставит окончательную подпись под актами, документы уходят в Москву, и столица имеет право что-то опротестовать, однако в нашей области такого не было еще ни разу.

Нынешний состав комиссии был сформирован в 2011 году. С этого периода и до начала 2015 года была рассекречено 2873 дела. В 2014–2015 годах по просьбе нижегородских ученых-историков к 70‑летию Победы в Великой Отечественной войне было проведено тематическое рассекречивание 336 дел, содержащих документы военных лет. Среди них — документы, образовавшиеся в деятельности Горьковского обкома ВКП(б): директивы о сборе подарков для фронта, о перечислении средств в Фонд обороны страны; справки, информации, докладные записки, выписки из протоколов заседаний бюро райкомов и горкомов ВКП(б) о кадрах, о работе военных отделов, об отоваривании продовольственных карточек рабочих и служащих, о борьбе с расхищением и разбазариванием продовольственных и промышленных товаров, о подготовке к зиме и по другим вопросам; отчеты, информации областного военкомата по военно-физической, начальной и допризывной военной подготовке населения, о подготовке и проведении лагерных сборов; письма командования, политотделов воинских частей, красноармейцев об оказании помощи семьям фронтовиков, ответы на жалобы; финансовые отчеты комитетов партии, направленные в обком ВКП(б). Также были рассекречены документы Горьковского областного комитета помощи больным и раненым бойцам и командирам РККА, частично рассекречены фонды Горьковского авиационного завода (по 1950 год включительно), Богородского районного комитета КПСС (по 1957 год включительно).

В марте 2015 года также полностью рассекречены документы фондов Горьковского городского комитета обороны за период 1941–1945 годов.

Сохранение истории

По словам Бориса Пудалова, руководителя комитета по делам архивов Нижегородской области, областные документы периода 1941–1945 годов поступали в архив уже в ходе войны. Так, например, уже в начале 1940‑х стала формироваться коллекция документов о войне личного происхождения: фронтовые письма, фотографии участников войны. Эти материалы никогда не были секретными. «Что касается документов государственных учреждений, составляющих основу Центрального архива Нижегородской области, партийных органов, комсомольских, профсоюзных организаций, хранящихся в Общественно-политическом архиве Нижегородской области, то здесь изначально определенная часть находилась на секретном хранении. Прежде всего это касалось оборонного производства в условиях войны — такое всегда секретно во всех странах. То, что касается оценки политического состояния, социального портрета населения, настроений в народе, чаяний, требований, то там, где речь шла о закрытых сводках спецорганов, эти документы были также засекречены», — добавляет Борис Моисеевич.

Для музеев истории оборонных предприятий рассекречивание новых данных может и должно становиться источником пополнения экспозиции

С первого года Великой Отечественной войны Горьковская область стала одним из арсеналов страны. В частности, судоремонтный завод «Красное Сормово» перешел на выпуск средних танков Т‑34 и боеприпасов, а с января 1942 года на этом заводе было возобновлено производство подводных лодок. Горьковский автозавод перешел на выпуск легких танков Т‑60, а с 1942 года — Т‑70, самоходных артиллерийских установок СУ‑76 и СУ‑76 м, бронеавтомобилей БА‑64 и батальонных 82‑миллиметровых минометов. На территории завода «Красная Этна» в июле–августе 1941 года был сформирован Горьковский мотоциклетный завод на базе предприятий, эвакуированных из Ленинграда и Харькова. За годы войны он поставил фронту почти шесть тысяч армейских мотоциклов М‑72 с прицепной коляской под ручной пулемет. Коллективы заводов «Двигатель революции», «Красная Этна», автозавода освоили производство 120‑миллиметровых минометов.

Информация о работе оборонных предприятий, о количестве поставленных на фронт техники и вооружения постоянно уточняется. Так, с учетом последних данных, всего за годы войны на горьковских предприятиях было выпущено 43 688 минометов различной модификации, было изготовлено 31 025 танков и самоходных артиллерийских установок, в том числе 12 038 танков Т‑34, что составляет 10,2% общесоюзного производства; 16 324 самолета — 26% общесоюзного производства, 101 673 орудия — 23,9%, три бронепоезда, 27 подводных лодок — 43,1%, 101 673 артиллерийские системы, 1165 «Катюш» и более 150 миллионов боеприпасов.

Важность деталей

Огромное число папок с делами хранит массу информации. Глаза выхватывают фрагменты текстов, цифр, фактов. «Директора завода № 112 товарища Рубинчика обязать изготовить силами своего завода для колесного цеха автозавода имени Молотова 105 штук металлоконструкций пролетов» — читаем в документе 1944 года. А рядом в другой папке: «Горьковскому мотоциклетному заводу передать подшефной МТС не используемые заводом два токарных, один строгальный станки» — это решалось на уровне председателя Горьковского комитета обороны Михаила Родионова. Именно его подпись ярким красным карандашом прекрасно сохранилась на бумаге, где типографским способом ставилось «совершенно секретно». Уже поверх этого специалисты архива поставили штамп «рассекречено».

В документах партийной организации завода «Красное Сормово» имеется протокол заседания у директора Ефима Рубинчика по поводу производства снарядов и их качества. В этом же деле есть графики испытаний. В папке рядом — справка об основных работах, выполненных ЦКБ-51 за годы войны. Документ датирован 1945 годом, в нем подводятся итоги работы, приводится перечень проектов, указывается продукция, выпущенная за годы войны: боевые корабли — большие и малые охотники за подлодками на Каспийском, Черном, северных морях, десантные боты, плавбатареи, тралбаржи… Понятно, почему эта информация не могла быть рассекречена сразу после окончания войны — эти корабли продолжали плавать, оставались в строю.

Работа с архивными документами военных лет может быть интересной не только для специалистов, но и для всех, кто хочет знать историю родного города

В оранжевом переплете интереснейший документ — отчет о работе в годы войны Горьковского исследовательского физико-технического института (ГИФТИ), одного из наиболее серьезных научно-исследовательских институтов, гордости горьковской науки. Отчет составлен 15 июня 1945 года, уже после окончания войны. Здесь представлены фотографии и описание разработанных приборов: фотоколориметр, фотоамперметр, магнитный передатчик, эрстедметр и многое другое. Долгое время эти документы были секретными не потому что приборы использовались, а потому что по этим описаниям можно было понять направление научно-технической мысли. В нашем городе во время войны велись передовые разработки в области радиоэлектроники, и горьковские ученые преуспели в этой работе.

Рассекреченные документы позволяют узнать детали не столь значительные, но отражающие вехи жизни города времен войны. Так, постановление № 403‑с от 4 сентября 1943 года Горьковского комитета обороны гласит: «Для сохранения мостовых и дорожных сооружений города от разрушения проходящими танками Горьковский городской совет обороны постановляет: прекратить с 5 сентября 1943 года всякое движение танков по улицам города Горького». Здесь же мы узнаем, что ранее осуществляемая на товарной площадке Московского вокзала погрузка и разгрузка танков прекращается и будет производиться на станции Большое Козино и на подъездных путях Автозавода в районе административного центра, что в этот же срок танки выводятся из сада имени Горького в Сталинском районе и из парка культуры и отдыха в Сормовском районе. Такие факты не просто дополняют общую картину военного времени, но и заставляют по-другому взглянуть на наш город, на привычные для всех горожан места.

С другой стороны, даже уточненные данные не всегда могут быть окончательными. Например, это касается воздушных операций противника в Горьковском военно-промышленном районе. Так, по последним данным, в период с осени 1941 по лето 1943 года в налетах участвовало 1600 самолетов противника. В ходе оборонных мероприятий было сбито 33 бомбардировщика и повреждено 530. На Горький было сброшено 1631 фугасная и 33 934 зажигательные бомбы, 590 горьковчан было убито, 1509 — ранено. Особенно сильный ущерб был причинен Автозаводу. Недавно рассекреченные документы позволяют уточнить количество вражеских самолетов, бомбивших Автозавод, в частности в 1943 году. Однако архивисты уверены, что для достоверности нужно изучать отчеты техников немецких авиасоединений из архивов ФРГ: сколько самолетов вылетело, сколько вернулось, какова была их бомбовая загрузка, сколько с пробоинами, сколько нуждалось в ремонте… И это нужно сопоставлять с тем, что засекали наши посты и что отражалось в наших отчетах. Ведь дело происходило ночью, и сложно говорить о точности данных, полученных в результате наблюдений за небом. Так что притом что документы становятся доступными, история еще хранит свои тайны и нуждается в подробном изучении.

Правда факта

В рассекреченных за последние полтора года документах Горьковского областного комитета партии есть информация о помощи фронту, например стирке и починке обмундирования. В документе от 20 октября 1944 года читаем: «По нарядам Государственного комитета обороны в город Горький и районы области было завезено для ремонта: полушубков и тулупов меховых — 26 511 шт., валенок — 196 587 пар, шаровар ватных — 122 852 шт., шапок-ушанок — 89 534 шт., свитеров, джемперов –1716 шт., рубах теплых — 21 404 шт., кальсон теплых — 24 109 шт., перчаток зимних — 7055 пар, рукавиц меховых — 24 570 пар, подшлемников — 12 537 шт., зимних маскхалатов и костюмов — 6565 шт., палаток зимних походных — 273 шт., печей к палаткам разборных — 427 штук». Мы также узнаем, что стирка и ремонт обмундирования контролировались военным отделом областного комитета партии. На местах контроль был возложен на секретарей горкомов, райкомов партии. К стирке и ремонту были привлечены «организации и предприятия местной промышленности, промкооперации, коопинсоюза, коммунальных отделов исполкомов горрайсоветов». Ремонт обмундирования производился предприятиями области без привлечения населения, однако «к стирке обмундирования население привлекалось лишь в городе Арзамасе — 300 человек и в городе Выкса — 700 человек». За такими, казалось бы, бытовыми подробностями — труд горьковчан, их вклад в дело Победы.

Фонды государственного архива Нижегородской области хранят еще немало секретов военных лет

Среди рассекреченных еще осенью 2014 года документов Горьковского обкома ВКП(б) — увесистая папка с финансовым отчетом и актами ревизионных комиссий горкомов и райкомов ВКП(б) за 1944 год. Подробная опись партийного имущества одного из райкомов сегодня может вызвать улыбку: «Скатертей синих больших — 1 штука, скатертей синих малых — 5 штук, цена 20 рублей; радионаушники — 33 пары; часы круглые — 1 штука; стол письменный с пятью ящиками — 1 штука; портреты большие — 4 штуки; портфель курьера — 1 штука; ведра водоносные — 3 штуки; самовар медный — 1 штука; сундук — 1 штука; кадка с фикусом — 1 штука…» А вот комиссия произвела инвентаризацию имущества и ценностей Ардатовского райкома ВКП(б) по состоянию на 5 декабря 1944 года: «Хозяйственный инвентарь — лошади: жеребец Сынок рыжий — 1 штука; жеребец Ловкий карий — 1 штука; санки выездные — 2 штуки; конная упряжь — 1 штука; самовар большой двухведерный — 1 штука». А еще — велосипед, телега, водовозные бочки, седло, щетки конские, уздечки, трибуны, портреты членов Политбюро… «Вот вам и золото партии на уровне региона, района!» — улыбается Борис Пудалов.

Открытие в перспективе

Рассекречивание документов времен Великой Отечественной войны, находящиеся на хранении в государственной архивной службе Нижегородской области, еще не завершено, и, возможно, в юбилейный год будут новые открытия. По словам руководителя комитета по делам архивов, ряд документов сейчас находится на рассмотрении в межведомственной комиссии. «То, что остается на данный момент под грифом “секретно”, — это очень небольшой объем документации первичных партийных организаций. Например, парткомов при заводах. Специфика такова, что на оборонных предприятиях вопросы производства решались на более высоком уровне, ведь в аппараты главного инженера и главного конструктора входили члены партии. Казалось бы, что может помешать рассекретить документ спустя 70 лет? Однако если он содержит формулу сплава, из которого был сделан корпус подводных лодок, и этот сплав еще может использоваться в производстве, вопрос рассекречивания должны решать специалисты, — подытоживает Борис Пудалов. — И если это не секрет на уровне технической науки, то и на нашем уровне это не секрет».

Текст: Мария Медвидь

Фото: Роман Бородин, предоставлены ГКУ ГОПАНО

Поделиться: