16+
Журнал / МАЙ 2018

Любовь вне времени

Московский режиссер Алла Решетникова представила в Нижегородском государственном академическом театре драмы имени М. Горького свою сценическую версию рассказов Виктории Токаревой «Центр памяти» и «Неромантичный человек». Постановка не только объединила в цельный символический сюжет два разных произведения, но и эффектно совместила драматургию с прозой.

Инсценировать прозу Виктории Токаревой одновременно и легко, и сложно. Она, с одной стороны, исключительно драматургична по сюжету, с другой — обладает стилистически сильным повествовательным началом, совершенно, казалось бы, не конвертируемым в действие.

Рассказы «Центр памяти» и «Неромантичный человек» не исключение. Их главные герои раскрываются во взаимодействии друг с другом, проходя при этом по пути нравственного преображения. В то же время в обоих рассказах ведется повествование от третьего лица о событиях, неозвученных чувствах, фантазиях и воспоминаниях персонажей. При этом рассказчик словно предлагает читателю то посочувствовать им, то по-доброму поиронизировать над ними и укладом их жизни.

Особенность первого действия спектакля — «экскурсы» в прошлое, когда главные героини были молодымиОсобенность первого действия спектакля — «экскурсы» в прошлое, когда главные героини были молодыми

В постановке «Параллельные влюбленности» драматургичность и повествовательность соединены безукоризненно, Алле Решетниковой удалось воспроизвести саму ситуацию повествования: режиссер вывела на сцену аж троих рассказчиков (Андрей Соцков, Людмила Штепанова, Павел Ушаков), которые в те или иные моменты спектакля, каждый по-своему, общаются со зрителями, разъясняют сюжетные повороты, выступают в качестве внутреннего голоса героев, замещают собой второстепенных персонажей.

Наталья Кузнецова и Вероника Блохина в истории «Центр памяти» играют два возраста своих персонажей — Варвары Тимофеевны и Сони, но каждый из этих возрастов не отдельная роль: мы видим цельные образы, характеры в развитии, переданном обеими актрисами очень точно. Разные в молодости, героини отличаются друг от друга и в старости. Две актрисы оттеняют и дополняют друг друга на сцене, показывая нам, с одной стороны, покаяние, с другой — прощение, причем без надрыва или пафоса великодушия, а по-простому, стесняясь слов, как принято в деревне: «Пойдем ко мне жить». — «Я подумаю».

Второе действие спектакля как будто продолжает тему первого, по своей стилистике, музыкальному и эмоциональному наполнению становится его символической предысториейВторое действие спектакля как будто продолжает тему первого, по своей стилистике, музыкальному и эмоциональному наполнению становится его символической предысторией

В центре следующей инсценировки — «Неромантичный человек» — также внутреннее преображение героев: Тани (Алина Ващенко), Мишки (Александр Лапшов), летчика (Николай Смирнов). Для молодых актеров режиссер нашла правильную интонацию — артисты здесь темпераментны, но играют вовсе не шекспировские страсти, накал эмоций здесь обоснован, он соответствует наивности и непосредственности персонажей, их обостренной чувственности, которую юные действующие лица еще не умеют контролировать.

Оба сюжета объединяются общей идеей любви, самопожертвования ради близкого человека, складываются в противоречивую картину живого русского мира, в котором много легкомысленности, страстности и даже горячности, но нет злобы, подлости и жестокосердия. Эти параллельные влюбленности — истории на все времена.

Благодаря строчкам текста, напечатанным на кулисах, зрители буквально оказываются внутри токаревской прозыБлагодаря строчкам текста, напечатанным на кулисах, зрители буквально оказываются внутри токаревской прозы

Текст: Андрей Журавлев

Фото: Андрей Абрамов

Поделиться: