16+
Журнал / МАЙ 2019

Код театра: Сергей Горин о загадке, старой, как мир

На мой взгляд, Год театра — это закономерное продолжение, конкретизация объявленного еще в 2014 году Года культуры в нашей стране. Специализированный год. Да, это говорит о том, что государство осознает роль культуры в жизни общества. И каждый такой специализированный год — это дополнительное проявление внимания к тому или иному виду искусства.

Я часто задумываюсь о нашей национальной театральной школе, о том, насколько качественна и разнообразна театральная жизнь страны. Да, посмотреть все постановки физически невозможно — не хватит ни сил, ни времени. Но, как ни странно, по тому, какой у нас сегодня прогресс или регресс в кино, можно судить о подготовке актеров в целом, и театральных в частности, а также об их внутренней — личностной и профессиональной — наполненности. Они проходят одну школу, оканчивают одни учебные заведения.

И если мы видим серьезную, глубокую игру актеров, когда они проживают роль до глубины нутра, это и есть то, что делало русский театр первым в мире. Это говорит о том, что традиция русского психологического театра продолжается.

Сергей Азеев в спектакле «Сибирь» (16+) «Театра Ненормативной Пластики» из Санкт-Петербурга на сцене ЦТМ

И как здорово, что в Нижнем Новгороде мы можем видеть самые разные постановки, новые, неожиданные премьеры, оригинальные сценические трактовки. Например, совсем недавно на сцене театра драмы вышла постановка «Тарас Бульба» (16+) — на мой взгляд, очень провокационная вещь. При этом спектакль интересен в плане сценографии и подачи материала. Его однозначно нужно смотреть, чтобы составить собственное мнение.

У нас достаточно разножанровых театров, работающих на самую разную аудиторию, и мы можем видеть вполне себе традиционные постановки по отечественной классике, мы можем видеть что-то действительно новаторское и провокационное, мы можем видеть сложные и сильные вещи, а также легкие и радостные — не пошлые, для душевного отдохновения. Зритель может выбрать, и это хорошо.

И хорошо то, что актеры создают профессиональные объединения, имеют свободу в выборе пьес, в постановке. В апреле в Центре театрального мастерства проходил Всероссийский фестиваль-конкурс независимых театров «Театральная Стрелка», который открылся спектаклем «Сибирь» (16+) «Театра Ненормативной Пластики» из Санкт-Петербурга. Меня настолько поразил спектакль и игра актера, что я сразу запомнил его имя — Сергей Азеев. До сих пор он стоит у меня перед глазами. Старик перед лицом смерти — как научился, откуда взял молодой актер этот опыт? Однако он достоверно и пронзительно передал состояние изболевшегося одинокого человека. Передал до мурашек, и это притом что спектакль — всего лишь условность, но при этом достоверность чувств, переживаний просто поразительная.

«Спектакль — это всего лишь условность, но при этом достоверность чувств, переживаний просто поразительная»

Почему сегодня, когда нас уже нечем удивить, театр актуален как никогда? Есть моноспектакли, которые проходят при минимуме декораций, звука и света, и актер держит зал в течение двух часов – так, что зритель не заскучает, не отвлечется, не посмотрит на часы… И это при всей нашей любви к шоу, к яркости, к технологиям.

Зачем же люди приходят в театр? Чего они хотят от него?

Кто-то хочет просто приятно провести вечер – в хорошей одежде в хорошем месте. Кто-то делает это для повышения собственного статуса. Поход в театр может быть подарком другу, родственнику. Театр может стать местом свидания. Но есть еще одно: интерес, любопытство. Как сделают это актеры, как увидел это режиссер, как художник решит эту задачу? Поэтому люди приходят и смотрят один и тот же спектакль несколько раз. Почему? Ведь мы слушаем любимую музыку несколько раз, она нам не надоедает. Каждый раз она для нас знакомая и новая одновременно. Также и с театром. Мы каждый раз проживаем, умираем и воскресаем, реанимируем самих себя.

Текст: Сергей Горин. Фото: Роман Бородин, Валерия Авдеева (из архива Нижегородского государственного академического театра драмы имени М. Горького).

Поделиться: