16+
Журнал / ОКТЯБРЬ 2014

Заповеди заповедников

Музей-заповедник «Дивногорье» в Воронежской области

Смотреть в словари меня приучили довольно рано — во втором классе средней школы. С тех пор это самое интересное чтение, поскольку оно объясняет самую суть слов. Часто звучащее сейчас «музей-заповедник», откуда оно? С «музеем» все понятно — это храм муз, греческий музейон. Про другую часть понятия словарь Ожегова объясняет: «Заповедь — правило, положение, служащее руководящим указанием для кого-либо, чего-либо. Заповедать — завещать сделать или исполнить что-либо как заповедь». То есть центральным принципом здесь является ограничение, регламент. Другой словарь, «Википедия», дополняет наше знание — «С XV века в России выдавались охранные грамоты, запрещавшие (заповедовавшие) рубку леса посторонним лицам. Такие леса стали называться «заповедниками». Изначально понятие «заповедник» относилось только к природным объектам».

Культурно-ландшафтному комплексу «Село Владимирское и озеро Светлояр» планируется присвоить статус объекта культурного наследия, который даст возможность музеефикации всей территории озера и самого села

Мы уже не раз рассуждали о том, что в наш информационный век «контекст важнее контента». Это важный постулат современной культуры, для которой ценен не столько отдельный предмет или явление, сколько множественные взаимные связи, пересечения, поля, возникающие вокруг тех или иных явлений. В последнее время постоянно появляются новые понятия, как, например, «биосферные резерваты» — кусочки природы, представляющие ненарушенные экосистемы и, следовательно, генетическое разнообразие. Или «культурный ландшафт» — территория, созданная совместными усилиями природы и человека. Как правило, это территория живая, населенная реальными людьми, которые не закрывают ее на замок после ухода посетителей. Наоборот, они сохраняют в процессе своей повседневной деятельности то, за чем в эти места приезжают туристы: промыслы и хозяйственные навыки, правила быта и типы построек, обряды и агрономическую культуру. Впрочем, эти подходы, оказывается, вполне могут совмещаться. В мире есть много примеров, когда музеи-заповедники трансформируются «обратным ходом» в настоящие деревни. Во Франции, в Бретани, есть «Экомузей де Сен-Деган», который знакомит с организацией жизни в деревне и обычаями бретонцев в прежние времена. В России есть свои успешные примеры: Виштынецкий эколого-исторический музей в Калининградской области или заповедник «Дивногорье» в Воронежской. В последнем работают удивительные люди — команда директора Марины Лыловой, которая умудряется соединять такие разные науки, как археология и ботаника, с современным искусством. Их ежегодный фестиваль «Ночь в Дивногорье» собирает несколько тысяч человек на склонах невысоких меловых гор, отделявших во времена Древней Руси «лес» от «степи».

Экомузей де Сен-Деган

Понятно, что современному горожанину не хватает воздуха в самом буквальном смысле. И он готов идти за ним в заповедник. За воздухом природы, культуры, традиции. Для того чтобы создать такую возможность, нужны действия в сфере культурной политики. Это значит выделить наиболее значимые пространства, наполненные всеми этими смыслами, разработать план их сохранения и сформулировать «заповеди»: не строить новых зданий, не нарушать природный баланс, не использовать землю для промышленных и коммерческих нужд. Важно всем вместе договориться о том, что эти ценности — общие, доступны всем и все за них в ответе. Как ни крути, а главная заповедь все та же, что и для общества в целом, — думать друг о друге и о будущем. Не это ли идеал любых шагов в любой политике, не только культурной?

Поделиться: