16+
Журнал / ОКТЯБРЬ 2015

Светлана Ушкова: «В детской книге больше простора для волшебства»

Помните свое детское впечатление от книги? Вам читали ее на ночь, и воображение рисовало диковинные образы. Вы держали ее в руках, перелистывая страницы с текстом в поисках иллюстраций, ведь самое интересное в книжке – это картинки. Для художницы Светланы Ушковой любовь к книгам, вынесенная из детства, соединилась с давней любовью к рисованию. И воплотилась эта удвоенная любовь в иллюстрации.

Света, в какой момент ты поняла, что тебе близка книжная иллюстрация?

Я рисовала всю жизнь, сколько себя помню. При этом у меня не было твердого намерения становится художником. Дзержинская художественная школа дала мне хорошую базу - в свое время она была очень сильной, областного значения. Дальнейшее образование я получила на художественно-графическом факультете Владимирского педагогического института. Но помимо любви к живописи была еще и любовь к книгам, к сказкам, которые читала мне мама, к тем, которые звучали с пластинок. Соединением этих двух увлечений оказалась книжная иллюстрация. Хорошие книжки с профессиональными иллюстрациями очаровывали меня тогда и очаровывают сейчас. И я убеждена в том, что проверенные временем книжки из нашего детства должны издаваться сегодня с теми качественными картинками, которые многим запали в душу.

Один из приемов иллюстратора Светланы Ушковой — яркий фактурный коллаж, который переносится в книгу

Что для тебя составляет золотой запас, вынесенный из детства?

Даниил Хармс, Алексей Ремизов, Евгений Шварц, Эрнст Гофман. В подростковом возрасте в руки мне попала книжка «Лев, колдунья и платяной шкаф» Клайва Стейплза Льюиса, иллюстрированная братьями Трауготами. Я смотрела на эти иллюстрации, и не могла понять, в чем же чудеса и в чем тут волшебство, потому что эти иллюстрации не прорисованы, а наоборот очень легкие, невесомые – только линии и цветовые пятнышки. Многое приходится додумывать самому. И восхищение этими картинками сохранилось у меня до сих пор.

С чего началась работа иллюстратора?

После окончания учебы я работала во Владимирской областной научной библиотеке художником-оформителем. Именно там судьба свела меня с прекрасным человеком, заведующим секцией редких книг Александром Александровичем Ковзуном. Он был из тех людей, которых посылает судьба. Именно он принес мне стихотворение Алексея Ремизова «У лисы бал», и под его руководством я сделала свои первые иллюстрации. Потом были иллюстрации к «Веселым чижам» Даниила Хармса. Две эти книги пока не изданы. Благодаря Александру Александровичу я сделала иллюстрации к сборнику переводов «Легенды о Юлиане Милостивом» Гюстава Флобера. Эта книга вышла в Москве.

Потом я вернулась домой в Дзержинск. Брала свои картинки и ездила в столицу, ходила по издательствам. В Москве попала на выставку «Книжки-невидимки» во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы. Что такое книжки-невидимки? Они существуют, но они не изданы. И вот на эту выставку попала книжка Хармса «Веселые чижи» с моими иллюстрациями. Издатели заметили мои работы и стали делать предложения. С «РОСМЭН» мы сделали азбуку, но она стала очередной невидимкой. Самым большим заказом стало оформление нескольких книг для корейского издательства. Это были книги из серии «Биографии великих людей», а также сказки: английская «Том Тит Тот», чешская «Какой хлеб ты ешь», книжка про пчелку Майю венгра Вальдемара Бонзельса. Для издательства «Прогресс-Плеяда» я делала иллюстрации к сборнику лирики Николая Заболоцкого, заставки к трем томам Александра Блока…

Какая техника тебе наиболее близка?

Мне очень нравится черно-белая графика, причем иногда я добавляю в нее один-два цвета. Мне кажется, что от этого в рисунке начинается некая игра. Я также люблю яркие коллажи. Предпочтений по технике нет, главное, чтобы была тема. Первоначален текст, отталкиваясь от него, я создаю образ композиции – необходимо понимать, что я хочу изобразить. Конечно, у заказчика может быть свое представление о том, какими будут иллюстрации. Кроме того, моя фантазия ограничивается макетом книги. Но в любом случае я предлагаю свой взгляд, свое прочтение текста, фантазию на него. Допустим, в тексте описывается полет бабочки. Как это изобразить? Бабочка может лететь над озером, днем или ночью, она может быть не одна. И вот здесь у меня есть свобода творчества. Я могу выбрать ночной полет, выбираю темный фон, на котором будут гореть звезды, и создаю цветные крылья бабочки из имеющихся материалов.

Иллюстрация к книге Даниила Хармса "Веселые чижи"

Как у любого художника, у меня есть желание попробовать что-то новое. Мне интересны литография, офорт, линогравюра. Любимый материал – бумага, а еще - старинные кружева. Все, с чем я работаю, хранится у меня дома в большом сундуке, который, честно сказать, уже давно не вмещает это «богатство». Тряпочки, лоскутки, бисер, кружева, бумага всех мастей, вышивка, пуговицы… Список бесконечный! Например, есть отдельный мешочек с черно-белыми лоскутками. Для меня черно-белая гамма – настоящий клондайк, очень живописное сочетание.

Твои коллажи буквально просятся ожить в мультипликации. Возникало желание создать мультфильм?

Если честно, с этого все и начиналось. Когда я завершала учебу в школе и встал вопрос, куда поступать, у меня была идея попробовать себя в мультипликации. Мы съездили с родителями во ВГИК, узнали, что там конкурс 70 человек на место, и уехали домой. Я расстроилась тогда, но жизнь шла дальше, и книжная иллюстрация реализовала детскую мечту.

Мультики я до сих пор просто обожаю, выискиваю их, собираю так же, как собираю книги с первоклассными иллюстрациями.

Сколько времени занимает работа над книгой?

В среднем около трех месяцев. В зависимости от темы, нужно погружаться в культурологический, исторический материал, как, например, в случае с иллюстрированием сказок. Здесь важны и детали костюма, и предметы была, и цветовая гамма. Когда я иллюстрировала книжку о композиторе Генделе, я специально ходила в библиотеку, искала именно партитуру «Музыки на воде», чтобы использовать ксерокопии при создании иллюстрации. Все должно быть достоверно, поэтому работе предшествует серьезная подготовка.

Фрагмент коллажа. Иллюстрация к книге о композиторе Георге Генделе из серии "Биографии великих людей".

Что для тебя самое важное в иллюстрировании детских книг? Есть какие-то внутренние правила?

Да, детская книга дает больше простора для фантазии, больше возможностей для волшебства. Я не искусствовед, а интуитивно как художник могу сказать, что мне хочется достичь лишь одного: чтобы ребенок или даже взрослый открыл книгу и не мог оторваться, смотрели бы на нее, как на чудо Я до сих пор помню это впечатление. У меня такое отношение к Алексею Ремизову. Это совершенно уникальный писатель начала XX века, мир его книги всегда меня вдохновлял, я мечтаю его проиллюстрировать уже лет 20. В последнее время перечитываю сказку «Золотой горшок» Эрнста Гофмана - очень хочется сделать к ней иллюстрации.

Беседовала Мария Медвидь

Фото: Роман Бородин, Андрей Скворцов.

Поделиться: