16+
Новости
11.02.2019, 09:46 Общество

Гособвинение и свидетель по делу Сорокина запутались в градостроительной терминологии

Гособвинение и свидетель по делу Сорокина запутались в градостроительной терминологии

8 февраля 2019 года на заседании Нижегородского районного суда по уголовному делу бывшего главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших сотрудников МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева прошел допрос двух свидетелей по второму эпизоду, обвинение по которому предъявлено только Олегу Сорокину. Напомним, гособвинение считает, что Сорокин якобы получил от предпринимателя Мансура Садекова взятку, связанную с земельным аукционом 2012 года.

Первым свидетелем, выступившим на заседании, стала Анна Мизюкова, занимавшая в 2008—2014 годах пост замминистра госимущества и земельных ресурсов. На своей должности она занималась организацией земельных аукционов, а также участвовала в работе инвестсовета при губернаторе Нижегородской области.

По словам свидетеля, аукцион, единственным участником которого стала компания «Инградстрой», фигурирующая в деле Олега Сорокина, прошел на обычных условиях, с теми же требованиями к документации и сроками ее предоставления, как и у других аналогичных аукционов того времени. То, что на аукцион заявилась одна компания, Мизюкова назвала обычным явлением, так как изначально заявляется высокая первоначальная цена конкурса для получения максимального дохода в региональный бюджет. «Инградстрой», став единственным участником аукциона, получил права на участок на тех условиях, которые были заявлены изначально.

При этом жалобы в Федеральную антимонопольную службу на условия проведения аукциона подали две компании: «Вектрон», никогда не строившая на территории Нижегородской области, и «ЖБК-Строй», построившая на территории региона единственный объект. Стоит отметить, что обе компании не заявлялись на аукцион. По итогам жалоб требования регионального управления ФАС по увеличению срока подачи заявок на участие в конкурсе были удовлетворены. Также претензии к законности проведенной процедуры были сняты после кассационной инстанции суда.

По словам адвоката Дмитрия Артемьева, защищающего Олега Сорокина, показания Анны Мизюковой подтверждаются судебными решениями, вынесенными после попыток оспорить результаты конкурса.

Вторым свидетелем на заседании стал депутат гордумы Евгений Лазарев, в прошлом владевший фирмой «ЖБК-Строй». В суде он рассказал, что его компания не смогла принять участие в аукционе из-за короткого срока, выделенного для подготовки конкурсной документации. В ходе заседания государственный обвинитель и свидетель Лазарев плохо ориентировались в градостроительной терминологии и заявляли, что для участия в конкурсе якобы требовалось предоставить проект планировки и межевания. С помощью перекрестного допроса свидетель Мизюкова и обвиняемый Сорокин разъяснили представителям прокуратуры, что требовался не проект, а лишь предложения, которые можно было подать в свободной форме, например, в форме перечня объектов, которые планируется построить на территории.

По словам Дмитрия Артемьева, присутствовавшим на заседании было заметно, что показания Мизюковой «очевидно не нравились стороне обвинения и, что более странно, суду. Свидетеля постоянно прерывали, на него постоянно оказывалось эмоциональное давление, ему навязывали свою точку зрения». В то же время Лазарев, известный своим неприязненным отношением к обвиняемому, давал обширные пояснения, делился своим мнением и делал предположения, но суд при этом его не перебивал, а защите мешал возразить показаниям не по делу. Адвокат назвал эту ситуацию политикой двойных стандартов.

Кроме того, председательствующий судья пресекла попытку адвокатов вновь обсудить жесткий график заседаний, по которому суд идет пять дней в неделю, а заседания могут заканчиваться около полуночи. Из-за этого обвиняемые, в том числе с подтвержденными тяжелыми заболеваниями, не могут нормально питаться, совершать гигиенические процедуры, изучать документы по делу и консультироваться с защитниками в условиях конфиденциальности.

«У меня нет времени на то, чтобы за пределами суда знакомиться с документами. Я раньше не видел ни одного прецедента, чтобы суд пять дней в неделю завершался поздно вечером. Мы неба не видим, у нас нет возможности погулять — только ночью, в темноте. Вы видите, что я занимаю активную защитительную позицию, но у меня нет возможности советоваться с адвокатом. Прошу давать нам хоть один день на неделе, чтобы мы могли готовиться к суду, стирать, гулять. Здесь, в здании суда, так поздно вечером я уже год никого, кроме нас, не видел», — сказал Олег Сорокин суду.

Суд не дал возможности заявить ходатайство об изменении графика заседаний адвокату Артемьеву, сказав, что так как защита долго заявляла возражения, суд в интересах обвиняемых откладывает заседание до понедельника. Как рассказал журналистам адвокат, это ходатайство защита не может заявить с понедельника по надуманным судом причинам: допрос свидетелей, исследование письменных доказательств, позднее время.

«Сегодня нам сказали, мол, „мы заботимся о ваших правах, время уже позднее, и мы хотим отпустить подсудимых в их «временный дом»“. То есть, когда мы допрашиваем свидетелей обвинения и этого требуют интересы обвинения, нам это не мешает сидеть сколько угодно долго, а когда необходимо рассмотреть законное и обоснованное ходатайство об изменении этого пыточного графика, сразу вспоминается забота о наших правах. Не очень я верю в искренность подобной позиции», — отметил Артемьев, назвав эту ситуацию наказанием для стороны защиты за ее активную позицию.

Судебное заседание продолжится в понедельник, 11 февраля, в 9:00.

Напомним, на данный момент Нижегородский райсуд рассматривает второй эпизод уголовного дела, который инкриминируется только Олегу Сорокину. По этому эпизоду экс-главу Нижнего Новгорода обвиняют в том, что он якобы получил от гражданина Мансура Садекова взятку, связанную с земельным аукционом, состоявшимся в 2012 году.

Действующие лица:
Темы:
Поделиться:
Публикации по теме: