16+
Новости
21.02.2019, 09:47 Общество

Дело Олега Сорокина: запись разговора в Каннах сделана на спецтехнике и может быть смонтированной

Дело Олега Сорокина: запись разговора в Каннах сделана на спецтехнике и может быть смонтированнойФото: Андрей Абрамов

Заседание Нижегородского районного суда по уголовному делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших сотрудников милиции Евгения Воронина и Романа Маркеева, прошедшее 20 февраля 2019 года, было посвящено допросу свидетелей защиты и экспертов.

В частности, двое свидетелей в ходе допроса подтвердили, что Олег Сорокин, работая главой Нижнего Новгорода, не мог принимать решения по выделению земельных участков. Кроме того, он отошел от бизнеса и не содействовал организациям, которые ранее создал и возглавлял. Как сказал адвокат Дмитрий Артемьев, в результате допроса стало очевидно, что Олег Сорокин был не заинтересован в деятельности ООО «Инградстрой» в 2012—2013 годах.

Один из экспертов, проректор по науке Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, специалист по словообразованию современного русского языка и судебной лингвистике Михаил Осадчий, представил заключение по итогам лингвистической экспертизы фонограммы записи разговора Сорокина, Хана и Садекова в Каннах. По словам эксперта, исследовавшая ранее эту запись эксперт Громова допустила множество ошибок, поэтому эта экспертиза не может быть использована из-за несоответствия требованиям закона и методикам экспертного анализа. Осадчий также отметил, что Громова лишь повторяет выводы, ориентируясь на задание следователя, не изучает коммуникативную ситуацию, не подкрепляет свои выводы научным анализом, а представляет субъективную интерпретацию. По мнению эксперта, необходимо провести повторную экспертизу.

Еще два эксперта, специалисты по информационным технологиям Дмитрий Зиновьев и Андрей Цыганов, рассказали в суде о результатах анализа той же самой аудиозаписи разговора в Каннах и видеозаписи встречи Сорокина с Садековым. В частности, Зиновьев сделал вывод, что в аудиозаписи есть признаки монтажа, приведя в качестве подтверждения то, что аудио было представлено в формате, в котором не могло быть записано на диктофон «Олимпус» конкретной модели. Эксперт сделал вывод, что запись была переконвертирована, что может повлечь утрату признаков монтажа. При этом ранее изучавшие запись эксперты не указали, что работали с модифицированной фонограммой. Также, по мнению Зиновьева, по записи невозможно идентифицировать личности участников разговора из-за непригодности для этого фонограммы. Специалист также отметил, что, судя по техническим характеристикам файла, запись выполнялась не на бытовой диктофон, а на профессиональное оборудование, которое, возможно, используется спецслужбами.

Эксперт по исследованию голоса, звучащей речи, звуковой среды, видеоизображения, его условий, средств и материалов Андрей Цыганов также указал на вторичность видеофайла из-за переконвертации, которая была сделана для возможного сокрытия признаков монтажа и даже для возможного наложения другой аудиодорожки.

Несмотря на убедительные выводы экспертов, судья не сразу приобщила эти данные к материалам дела и отказала в просмотре диска, где зафиксирован эксперимент по сокрытию признаков монтажа с помощью переконвертации файла.

«Действия суда в ходе допроса вышеуказанных специалистов были направлены не на то, чтобы разобраться, есть монтаж, нет монтажа или откуда он взялся, а исключительно на то, чтобы опорочить данное заключение по формальным признакам. Это единственная цель, которую я как участник процесса увидел», — сказал адвокат Дмитрий Артемьев.

Также в ходе заседания защитники Олега Сорокина опровергли показания «тайного» свидетеля, представив документы о месторасположении депутатской приемной Олега Сорокина. Напомним, свидетель дал показания, что приемная находилась в том же здании, где были расположены организации, участвовавшие в аукционах по земельным участкам. Однако в ответе управляющей компании было указано, что договор на аренду помещения с депутатом Сорокиным не заключался, а организация, собственник помещений в доме 160а по улице Максима Горького, подтвердила, что именно в одном из их помещений и работала на протяжении 5 лет приемная депутата Думы Нижнего Новгорода Олега Сорокина.

Также в ходе заседания суд удалил из зала адвокат Антона Стассия, который представляет интересы Евгения Воронина. Это произошло после возражения адвоката на действия председательствующего судьи: Стассий отметил, что ограничения, наложенные судом на защиту, выходят за пределы процессуальных норм и разумного, и назвал происходящее экзекуцией. Адвокат был удален до начала прений.

Стассий пояснил журналистам, что считает отказ суда допросить вызванных и явившихся в суд свидетелей грубейшим нарушением статьи 271 Уголовно-процессуального кодекса, как и то, что гособвинению на представление доказательств было выделено более 20 дней, а защите — менее двух.

«Я заявил, что я отказываюсь добровольно покидать зал судебного заседания, после этого суд начал повышать голос, ко мне подошел пристав. Разумеется, я не стал вступать в активное физическое противостояние и покинул зал судебного заседания. Однако я заявляю, что суд вывел меня из зала суда силой. Это грубейшее нарушение права на защиту, и никакое итоговое решение суда после таких действий суда не может считаться законным и обоснованным», — подвел итог Антон Стассий.

Заседание продолжилось в 9:00 21 февраля. Пока защитники Олега Сорокина не знают, смогут ли продолжить представлять доказательства, так как суд неоднократно повторял, что время на эти действия ограничены 13:00 20 февраля.

Действующие лица:
Темы:
                                                                                                    
                                                                                                    
Поделиться:
Публикации по теме: