16+
Видеорепортажи
15.04.2019, 10:35 Общество

Адвокаты назвали юридическим нонсенсом решение областного суда по делу Сорокина

Нижегородский областной суд закончил рассмотрение апелляций на приговор Нижегородского районного суда экс-главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину и бывшим офицерам МВД Евгению Воронину и Роману Маркееву. В итоге суд апелляционной инстанции оставил приговор почти без изменений, лишь постановив указать номер счета, на который Олег Сорокин внесет штраф, и устранив возможность незаконной реализации арестованной недвижимости экс-главы города.

Таким образом, Нижегородский областной суд подтвердил приговор суда первой инстанции: Сорокин приговорен к 10 годам строгого режима и штрафу в размере 462 млн рублей, Воронин — к 5,5 годам, Маркеев — к 5 годам строгого режима.

Юридический нонсенс

По мнению адвокатов Олега Сорокина, решение областного суда не имеет ничего общего с законностью, так как сторона защиты представила убедительные доказательства невиновности подзащитных, гособвинение не возразило по сути апелляций и не представило свою позицию.

«Суд тем не менее принял решение оставить в силе итоговые наказания, которые были приняты судом первой инстанции. На наш взгляд, это абсолютно недопустимо, противоречит всему, что происходило в суде, и является юридическим нонсенсом», — прокомментировал решение суда адвокат Дмитрий Кравченко.

По мнению адвокатов, объективный и справедливый суд не смог бы вынести никакого другого решения, кроме оправдательного, так как преступлений, о которых шла речь в судах, не было в природе.

Адвокат Дмитрий Артемьев считает, что состязательность в суде была принесена в жертву одной цели — осудить Олега Сорокина. По этой причине, отметил адвокат в прениях, не был допрошен один из свидетелей, Долинин, так как было очевидно, что он даст показания в пользу Сорокина.

«Какие ваши доказательства?»

Также адвокаты указали, что приговор основан лишь на показаниях потерпевшего, который уже осужден за лжесвидетельство и телефонный терроризм, по первому эпизоду, а по второму — на показаниях сомнительных свидетелей. Причем их слова противоречат материалам дела, доказательствам и показаниям других свидетелей. Приговор не обоснован, а обвинение не доказано, считает сторона защиты.

Адвокаты также считают, что в суде не был доказан тот факт, что Сорокин оказывал пособничество в похищении Новоселова, так как он действовал в соответствии с планом оперативного эксперимента, свой автомобиль предоставил по письму заместителя начальника ГУВД Нижегородской области, во время оперативного эксперимента находился под контролем государства и выполнял отведенную ему роль.

Адвокаты указали, что приговор основан лишь на показаниях потерпевшего, который уже осужден за лжесвидетельство и телефонный терроризм.

Без ответов оказались вопросы, почему суд допустил неявку ключевого свидетеля по второму эпизоду, Мансура Садекова. Следствие знало о том, что Садеков уезжает жить в другую страну, но не сделало ничего, чтобы обеспечить его явку, так как он до сих пор является гражданином России.

Кроме того, суд не исследовал часть показаний Садекова, где он напрямую говорит о коммерческом подкупе в пользу Сорокина, который Садеков делал по собственной инициативе. При этом в показаниях свидетеля говорится, что Сорокин о мотивах Садекова не знал, а из разговора, в котором упоминаются 30 млн рублей, не ясно, о чем конкретно идет речь. В этом случае, поясняют адвокаты, обвинение строится на показания секретного свидетеля Шмелева, который просто пересказал обстоятельства, изложенные в обвинении, но не раскрыл источник своей осведомленности.

«К счастью, требования уголовно-процессуального закона распространяются на любых свидетелей, будь хоть трижды засекреченных, — сказал Дмитрий Артемьев. — И в соответствии с положениями части 2 статьи 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми доказательствами. Также в соответствии с требованиями части 1 статьи 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит проверке с точки зрения его достоверности».

Защитники Олега Сорокина уточняют, что уже один раз уличили Шмелева в недостоверности показаний.

Реальные или нереальные полномочия?

Говоря об обвинении Сорокина в покровительстве и попустительстве по службе, адвокаты отмечают, что обвинить экс-главу города в этом может лишь тот, кто не имеет правового образования и не знаком с системой местного самоуправления. Как глава города Олег Сорокин не имел полномочий распоряжаться землей, в Инвестиционном совете при губернаторе имел лишь право совещательного голоса и не влиял на принятие решений по муниципальной земле и имуществу.

Если у Олега Сорокина и был интерес, то он заключался лишь в пополнении городского бюджета. Потому для главы города была важна скорейшая реализация инвестпроектов. Например, от аренды участков в Кузнечихе «Инградстроем» Нижний Новгород получил сумму, на которую можно было построить два детских сада.

От аренды участков в Кузнечихе «Инградстроем» Нижний Новгород получил сумму, на которую можно было построить два детских сада.

Неясным, по мнению адвокатов, остался тот факт, зачем Сорокину нужно было оказывать покровительство Садекову в выделении участков под АЗС, если тот в 2011—2012 годах, напротив, продавал принадлежащие ему автозаправки, в том числе в выгодных местах города. Потому, считает Дмитрий Артемьев, в деле нет примеров конкретных способов покровительства и попустительства Сорокина.

Адвокаты экс-главы города вправе были ожидать отмены приговора, вынесенного судом первой инстанции, так как вина осужденных не была доказана. Суд апелляционной инстанции оставил приговор в силе. Адвокаты заявили, что будут обжаловать это беспрецедентное решение суда.

Действующие лица:
Темы:
                                                                                                    
                                                                                                    

Видеокорреспондент: Антон Ганин. Видеооператор: Илья Васенин.

Поделиться:
Публикации по теме: