16+
Новости
30.09.2019, 16:10 12+ Культура

Танцующая музыка: в нижегородском театре оперы и балета прошел концерт «Шопениана, или Японские этюды»

Танцующая музыка: в нижегородском театре оперы и балета прошел концерт «Шопениана, или Японские этюды»

Как только в Нижегородском государственном академическом театре оперы и балета имени А.С. Пушкина было назначено новое руководство, зритель слегка растерялся от возможных изменений в театре, который превыше всего ставил классическое искусство. Директор — художественный руководитель Александр Топлов и его заместители Дмитрий Белянушкин и Морихиро Ивата еще на первой встрече с труппой отметили, что сохранение традиций нижегородского оперного театра для них не менее важно. И вся театральная общественность замерла в ожидании новых проектов, по которым можно было бы судить о дальнейшем развитии крупнейшего театра города.

Таким проектом стал музыкально-хореографический концерт-открытие 85-го театрального сезона «Шопениана, или Японские этюды» (12+), единственный показ которого прошел в Нижнем Новгороде 25 сентября 2019 года.

Возвращение к «чистому» Шопену

Идея положить музыку Фредерика Шопена, его известные 12 этюдов опус 10, на хореографию не нова, вспомнить хотя бы балет Михаила Фокина «Шопениана» («Сильфиды»), поставленный еще в 1907 году на фортепианные произведения Шопена в оркестровке А.К. Глазунова и М. Келлера.

«А вот вернуться к первозданному Шопену без симфонических прикрас, к „чистому“ Шопену, который почти все свое творчество посвятил фортепианной музыке, — эта идея родилась впервые», — отметил Александр Топлов.

Морихиро Ивата еще в июле приступил к созданию концепции музыкально-хореографического концерта. В этюдах, жанре, приспособленном в основном для развития определенных технических, музыкальных навыков пианиста, балетмейстеру предстояло увидеть картины и сцены, которые могут быть воплощены через язык тела, через движение. Режиссер Дмитрий Белянушкин в свою очередь предложил варианты сценического оформления и сюжетного решения постановки.

С начала сентября начались репетиции солистов балета и сложный процесс поиска темпа исполнения этюдов на фортепиано. Были определены и приглашенные пианисты — выпускники Московской консерватории Канон Мацуда и Дмитрий Калашников. Руководство театра вместе с музыкантами определяло дату концерта, ведь оба пианиста, несмотря на молодость, имеют собственный график выступлений и учебы: Канон Мацуда учится в ассистентуре-стажировке в классе Элисо Вирсаладзе, а Дмитрий Калашников — в аспирантуре Королевского музыкального колледжа в Лондоне. Музыканты прислали в Нижний Новгород записи своего исполнения шопеновских этюдов, темп которого был взят за основу репетиций балета, а с 23 сентября все участники концерта приступили к интенсивным живым репетициям.

Для единственного концерта свой флагманский рояль предоставила компания Yamaha.

Дмитрий Калашников рассказал журналистам: «Рояль очень легкий, в то же время он разнообразен и красочен по звучанию. На нем удобно и оттого радостно играть».

Что связывает Нижний Новгород и Японию?

Музыкально-хореографическая фантазия появилась в нижегородском театре в преддверии объявленного Года российско-японских межрегиональных и побратимских обменов (2020-2021). Взаимопроникновение двух разных культур и стало предметом интереса создателей нового спектакля. К примеру, Канон Мацуда известна особой интерпретацией русской музыки. Морихиро Ивата признается, что горд работать в России и в Нижнем Новгороде в частности, так как не знает ничего лучше русского классического балета.

Между тем российско-японские связи для Нижнего Новгорода не исчерпываются лишь перечислением участников постановки.

Как рассказал перед концертом Александр Топлов, особую роль в сближении двух стран, в проникновении западноевропейской музыки в Японию, сыграл немец российского происхождения Рафаэль фон Кёбер, философ, музыкант, преподаватель. Он давал в Японии публичные концерты, на которых исполнял европейскую музыку, преподавал в Токийской национальной школе музыки и участвовал в постановке первой европейской оперы на японской сцене.

«Каково же было мое удивление, когда я узнал, что Рафаэль фон Кёбер родился в Нижнем Новгороде, — рассказал директор театра зрителям. — Он скончался в 1923 году в японском городе Иокогама, где в 1970 году родился Морихиро Ивата, возглавивший в 2019 году балетную труппу в Нижнем Новгороде. Вот такая неслучайная случайность».

От музыки к танцу

В постановке 12 разных этюдов обрамлены двумя скерцо (музыкальное произведение, исполняемое в оживленном темпе — прим. ред.): в первом Канон Мацуда задает бодрое, жизнеутверждающее настроение начавшегося концерта, последнее скерцо в исполнении Дмитрия Калашникова звучит с легкой грустью и печалью от приближающегося расставания. Этюды при этом сопровождаются хореографическими фантазийными номерами, сольными, парными и групповыми. В начале каждого этюда экран за роялем, стоявшим в глубине сцены, окрашивался в определенный цвет, и на нем появлялся один иероглиф — условное название картины.

Тот, кто не знаком с японской системой письма, мог поразмыслить над возможным названием этюда и представленной танцевальной зарисовкой. Пианисты и артисты балета посредством музыки и движения рассказывали зрителям истории о красоте, любви, учении, прощении и прощании, соперничестве, власти и служении. Музыка, казалось, жила внутри танца, внутри каждого солиста и артиста.

«Этюды Шопена — одни из самых сложнейших. В этой постановке их нужно играть не как этюды, а как музыку, как картины, то есть при игре не должна быть заметна техника», — рассказал пианист Дмитрий Калашников.

Действительно, нельзя было сказать точно, что первично — музыка или движение, настолько органично переборы клавиш рояля ложились на дорожку шагов балерины, ритмичные повторы — на немногочисленные фуэте, повышение звука — на прыжки и сложные поддержки.

Задача и у пианистов, и у артистов балета была сложнейшая — постараться выработать не только удобный для всех ритм, но и почувствовать друг друга и настроение музыкального этюда.

Рассказывая о своем участии в «Шопениане», Канон Мацуда отметила, что она оказалась впервые задействована в театральном проекте, синтезирующем разные виды искусств. «Это другая энергетика, когда ты пытаешься почувствовать других солистов, исполнителей», — сказала пианистка журналистам. «Получилось убедительно и красиво, — добавляет Дмитрий Калашников. — Артисты понимали, чего мы хотим, и мы видели, что именно они хотят выразить своими движениями».

Задача и у пианистов, и у артистов балета была сложнейшая — постараться выработать не только удобный для всех ритм, но и почувствовать друг друга и настроение музыкального этюда.

«Шопениана» получилась легким, воздушным, по-настоящему вдохновляющим спектаклем. Нижегородцы познакомились с молодыми пианистами, увидели, как музыка прорастает в танце, а танец живет в музыке, как на глазах зрителей музыка перевоплощается в пластичные, меняющиеся образы, а техничность исполнения совмещается с театральностью, превращаясь в настоящее искусство. По-новому раскрылись артисты балетной труппы: классический балет предстал на сцене нижегородского театра оперы и балета в современной интерпретации. Фантазийный хореографический рисунок с фуэте, прыжками, сложными групповыми элементами и поддержками органично совмещался с нестандартными пластическими решениями, похлопываниями руками о сцену, кокетливым подергиванием плечами, мимикой артистов и жестом прощания. «Это поющая, танцующая музыка!» — такое определение концерту дал Морихиро Ивата, сам вышедший на сцену в хореографическом номере для последнего, двенадцатого, этюда.

Морихиро Ивата. Фото: Ирина Гладунко

«Шопениана» стала не просто эксклюзивным проектом и знакомством нового руководства театра со зрителем. Этот музыкально-хореографический концерт стал неким обещанием новых качественных спектаклей, в которых, в частности, классический балет будет аккуратно совмещен с современными техниками танца. Именно разумное сочетание современной режиссуры, экспериментов в хореографии и классического искусства, многовековых традиций определяет дальнейший путь нижегородского театра. А первые опыты новых руководителей театра уже высоко оценила как профессиональная публика, так и те, кто только знакомится с искусством оперы и балета.

Спецпроекты:

Светлана Чернова. Фото: Ирина Гладунко. Фото из архива Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А.С. Пушкина.

Поделиться:
Публикации по теме: