16+
Новости
24.10.2017, 17:50 16+ Культура

Со скелетами в шкафу: О спектакле «Васса» Театра драмы Республики Карелия «Творческая мастерская»

Со скелетами в шкафу: О спектакле «Васса» Театра драмы Республики Карелия «Творческая мастерская»

«Спектакль поставлен по второму варианту пьесы в авторской редакции театра с использованием архивных материалов», — говорится в программке Театра драмы Республики Карелия «Творческая мастерская» к спектаклю «Васса» в постановке режиссера Сергея Стеблюка. Действительно, с первых минут действия становится ясно, что перед зрителями развернется далеко не классический спектакль по горьковской пьесе.

Первое действие имеет подзаголовок «Железнов» и словно очерчивает определенный период в жизни семьи судовладельцев. Оно оставляет зрителя в приятном недоумении: Васса в трактовке режиссера Сергея Стеблюка отличается от привычного образа тем, что до сих пор любит своего мужа, да и Железнов не охладел к своей жене. Кажется, что они предпочитают скрывать свои чувства, играть давно понятные роли в своей семье, но в то же время они искренне пытаются разобраться с семейными проблемами. Железнов в исполнении Евгения Терских, как и говорится в горьковском тексте, запутался, он жесток, но жестокость свою старается контролировать, да и Васса в исполнении Виктории Федоровой осаждает и смягчает нрав своего супруга в ходе тяжелого разговора. Выглядит так, как будто это не Железнов портит жизнь всей семье, как будто причиной семейных неурядиц становится сама Васса, преобразившаяся в спектакле настолько, что подмяла под себя более слабого характером мужа.

Множество деталей и в других сценах рисуют совершенно непривычный образ Вассы. Домочадцы ее не боятся, более того, Васса вместе с ними проводит время, поет народные песни, а в минуты отдыха и вовсе кладет голову на плечо помощницы Анны. Кроме того, именно хозяйка пароходной компании первой обнаруживает отравленного мужа и не дает дочери Людмиле войти в его комнату.

Словом, Стеблюк заинтересовал зрителя новой трактовкой известной пьесы. Однако второй акт вместо того, чтобы полнее раскрыть и развить по-новому прочитанные горьковские образы, оставил еще больше вопросов, а концовкой спектакля и вовсе завел в тупик.

Во втором действии, озаглавленном как «Рашель», обнаруживается, что Васса будто и не любит вовсе своих детей, хотя ими и внуком она оправдывает свои жестокие дела и поступки. Слишком она холодна и никаких особых эмоций не испытывает, когда узнает о близкой смерти единственного сына. Нет у нее времени и на дочерей, с которыми она, кажется, находится рядом вынужденно, чтобы отдохнуть от дел, а не потому, что соскучилась по их компании и задушевным разговорам.

Спектакль, поначалу реалистично воспроизводящий в сценографии, костюмах и существовании актеров на сцене жизнь семьи начала XX века, завершается глубоко символической сценой смерти главной героини. В этот момент Васса присоединяется к уже умершим мужу и горничной, ожидающим ее в глубине сцены. Она оставляет вместо себя шинель, которая становится для других героев условным субститутом ее бренного тела. Людочка в финале повторяет полный лирики, счастья и надежды монолог о работе с матерью в саду и, надев шинель Вассы, присоединяется к покойным членам семьи.

Концовка спектакля и резкая смена театрального языка, на котором режиссер говорит с публикой, выглядит, по меньшей мере, странно. В то же время надо отдать должное Сергею Стеблюку за попытку переосмыслить канонический текст Горького, вдохнуть в него новую жизнь, интерпретируя иначе характеры героев. Так, образ второй горничной Поли, полоумной, чудаковатой, смешливой девки, нужен автору для того, чтобы повернуть горьковский текст другой гранью, смешное показать через трагедию, и наоборот. Кроме того, сестры Железновы показаны дружными, ладящими между собой. Они в отсутствие тепла и доброты матери находят приют и покой в обществе друг друга. Одновременно с этим большинству персонажей в спектакле не хватает объемности, целостности, неоднозначности, которые и делают героев драмы по-настоящему живыми и близкими зрителю.

Дополнительные смыслы в спектакль добавил и второй план декораций — отдельная комната, со стеклянными в деревянную решетку раздвижными дверями. В этой клетке-тюрьме зрители видят, как Железнов принимает яд, пока его семья обсуждает текущие дела и друг друга. В этой же комнате появляются умершие, будто ожидающие Вассу. Эта комната — своеобразная изнанка дома Железновых со скелетами в шкафу, преисподняя их жизни, мистический застенок, о котором все знают и куда все боятся попасть.

Петрозаводские артисты играют реалистически сдержанно: спокойные разговоры, повышение тона голоса, минимум беспокойных жестов и ненужных перемещений по сцене. На сцене разворачивается не театральное представление, а сама жизнь, за которой зрители будто подглядывают. Таким образом, напряжение из жестов и движения ушло в звучащий текст. Но не в смысл. К сожалению, именно конечная цель этой постановки как режиссерского высказывания осталась не до конца ясной. По героине Виктории Федоровой совершенно непонятно, что по-настоящему тревожит Вассу, ее слова не подтверждаются эмоциями, и образ в течение спектакля не развивается, остается плоским.

В «Вассе» Стеблюка при всех достоинствах и оригинальной работе с текстом пьесы не хватает ярких смысловых акцентов, пауз (спектакль пусть и с небольшими сокращениями идет всего два часа), которые позволили заглянуть внутрь конфликта и сделали бы более внятной художественную задачу режиссера.

Светлана Чернова. Фото из архива Театра драмы Республики Карелия «Творческая мастерская».

Поделиться:
Публикации по теме: