16+
Комментарии
21.01.2019, 09:15 Общество

Принуждение больного человека к участию в процессе можно рассматривать как особую форму пытки, — Александр Прудник

Принуждение больного человека к участию в процессе можно рассматривать как особую форму пытки, — Александр Прудник

Социолог Александр Прудник прокомментировал ситуацию, когда Нижегородский районный суд продолжает слушания по делу Сорокина-Воронина-Маркеева, несмотря на плохое самочувствие последнего:

«Пристальное внимание к фигуре Олега Сорокина, которого сейчас судят в Нижегородском райсуде, не слишком-то распространяется на личности других судимых по тому же делу. Между тем их нахождение „в связке“ с Сорокиным привело к тому, что и они в полной мере ощутили на себе все те процессуальные превратности, которые предназначаются для экс-главы города. В их отношении тоже принимаются решения, которые в иных условиях смотрелись бы невозможными. Но в рамках этого процесса все постепенно свыкаются с мыслью, что недопустимое в одних условиях оказывается вполне приемлемым в других.

Настоящая драма разыгралась вокруг обвиняемого экс-сотрудника полиции Романа Маркеева, здоровье которого в таком состоянии, что во время нахождения в СИЗО его помещают в больницу. На заседания суда его сопровождает фельдшер. Трижды прямо на судебные заседания к нему вызывали скорую помощь.

Маркеев обращался к суду с ходатайством предоставить ему возможность пройти курс лечения, чтобы иметь возможность полноценно участвовать в процессе и получил на свою просьбу отказ. То есть суд посчитал, что больного человека, у которого периодически происходит резкое ухудшение состояния здоровья, можно принуждать участвовать в процессе, невзирая на последствия, которыми оборачивается для него участие в судебных заседаниях.

Принуждение человека к участию в процессе, которое приводит к обострению его заболеваний, вполне можно рассматривать как особую форму пытки. Жаль, конечно, что борьбу с этим доложен в одиночестве вести сам Маркеев при помощи своего адвоката. Жаль, что некоторые участники процесса уверены, что такие действия в отношении подсудимого вполне оправдываются логикой процессуальной целесообразности и тяжестью предъявляемых ему обвинений.

Независимо от того, совершал ли он инкриминируемые ему преступления или нет и даже если совершал, так вести себя по отношению к человеку просто нельзя. Всегда следует помнить, что права человека не абстракция и не идеологически мотивированная декларация, а реальность, которая защищает каждого из нас. И если в этой плотине пробивается маленькая брешь — в судьбе лишь одного человека — во имя любых целей, то негативные последствия испытает на себе все общество.

Именно поэтому установка на защиту личности от насилия со стороны любых организованных структур должна быть в общественном сознании на уровне инстинкта самосохранения.

Тем более этот принцип должен быть непререкаемым для тех, кто в силу своей профессиональной деятельности занимается правовым обеспечением защиты прав человека. Весьма печально, что на процессе по делу Сорокина один из участников процесса, занимающийся правозащитной деятельностью в „Комитете против пыток“, занял иную позицию.

Права личности неделимы. Этих прав нельзя лишать одних людей в наивном расчете, что они сохранят свою актуальность для других. Если такое происходит в обществе, где живем мы, значит, это происходит и с нами — „не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе“».

Действующие лица:
Темы:
                                                                                                    
                                                                                                    
Поделиться:
Публикации по теме: